Bleach World

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Mortal Kombat » Shunsui Kyouraku vs Maria Kastaneda


Shunsui Kyouraku vs Maria Kastaneda

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Danger.

Name: Maria Kastaneda
I call you on fight: Shunsui Kyouraku
Restrictions: Спарринг
Условия:
1. Продолжительность боя: по 5 постов.
2. Ограничение способностей:
Кёраку Шунсуй – ограничение кидо-способностей. Хадо до 63-го заклинания (включительно). Бакуда – только щиты, техники для личной защиты, а не для нападения на врага.
Мария Кастанеда – без ограничений.
В остальном, способности, которые указаны в анкетах.
3. Место проведения поединка: Окрестности Лас Ночес. Крыша и пустыня вокруг. Разнообразные белокаменные сооружения прилагаются.
4. Бой в каноне персонажей.
5. Начинает: Кёраку Шунсуй.

0

2

Скрежет, ознаменовавший синхронное раскрытие около десятка гаргант, гулко отозвался среди башен Лас Ночес и, пробежавшись по песку пустыни, затерялся где-то вдали, заставив редких пустых встревожено вскинуть головы и морды в сторону возвышавшегося над пустыней титанического белого купола. Несколько одиноких арранкаров, от безделья разгуливавших по барханам вокруг, внезапно сорвались в сторону своей каменной обители, на ходу выхватывая занпакто и со звоном исчезая в сонидо.
Зимняя война началась так, как никто не мог спланировать заранее и теперь, высоко над крышей цитадели Айзена, в небе как флаги реяли тринадцать капитанских хаори, молчаливо ознаменовывая начало вторжения Готея 13 в Уэко Мундо.
Шунсуй втянул носом холодный воздух и поежился, жалея, что оставил шляпу и кимоно в Сейрейтее. Сейчас было бы очень кстати прикрыться козырьком от лезущей в глаза пыли.
Естественно, хозяева были уже на месте. Присмотревшись можно было разглядеть многочисленные фигурки, выделявшиеся на фоне белоснежно-белой крыши цитадели. Арранкары ждали, когда противник сделает первый шаг. Киораку огляделся по сторонам. Объединенная армия шинигами была в полной боевой готовности. Неподалеку в воздухе реял Дайгуурен Хьеринмару капитана Хицугайи. По левую руку, сразу за улюлюкавшей и сквернословившей бандой Зараки, на фоне черного неба неспешно раскручивался отливающий розой ураган Сенбонзакуры. По рядам пробежал бесшумный приказ сотайчо.
Вперед.
Одновременный шорох десятков шунпо превратился в гул, через мгновение сменившийся чередой звонких взрывов. Снизу, с крыши, с башен, с песка пустыни – отовсюду навстречу оккупантам ударили десятки разноцветных лучей. Красные, синие, золотые. Шинигами бросались в стороны, стараясь избежать зенитного огня с земли, но не все успевали. Киораку чувствовал, что в рядах его отряда тоже есть потери, однако не спешил. Восьмой отряд заведомо притормозил, как и несколько других. Армия разделялась. Одна часть должна была взять на себя фрассию и нумерос. В то время как основа готовилась к встрече с Эспадой. Шунсуй пригляделся, стараясь разобрать, что происходит внизу. Не так далеко слева с крыши велся особенно плотный огонь. Синее церо мелькало почти непрерывно, буквально очередями. В небе, среди этой реки рейацу пустых, на секунду мелькнуло шихакушо капитана Укитаке. Тут же три или четыре луча церо как-то тихо и спокойно погасли, в ту же секунду устремившись в обратную сторону и вызвав несколько сильных взрывов на крыше. Джууширо правильно выбрал позицию. Пулемет из рейацу наносил ощутимые повреждения отставшим для боя с Эспадой отрядам, зависшим в воздухе. Впрочем, почти синхронно с выстрелами Укитаке на земле расцвел огненный цветок, сопровождаемый десятками Данку, выраставших и тут же разбивавшихся по краям разраставшегося огненного шара. Судя по всему, Яма-джи вступил в бой с главенствующей верхушкой Уэко. Другим капитанам пока там делать было нечего.
На земле у стен Лас Ночеса уже начался рукопашный бой. Церо оттуда прилетало редко, поэтому одиннадцатый отряд уже вовсю забавлялся резней. Капитана Кенпачи видно не было, как и вообще кого либо определенного из-за пыли, поднятой сражающимися. Где-то там должен был быть капитан Комамура, но пока ни его банкая ни его самого не определялось.
Наконец, Киораку определил, куда приткнуть себя. В облаке метавшихся по небу шинигами появился разрыв и капитан, сделав пару шагов, метнулся туда. Отряд незамедлительно отправился следом, то сжимаясь в кулак, то рассыпаясь на почти невидимые в ночном небе части. Впереди, в полушаге, на крыше дворца арранкаров отчетливо определились несколько фигур, казалось и вовсе не участвовавших в бою. Эспада спокойно ждала, когда враг осмелится подойти на расстояние удара меча. Киораку слегка притормозил, подумав, что не очень хорошо будет вприпрыжку бежать навстречу суровым ребятам из личной гвардии Айзена и решив слегка распределить бойцов. Отдав несколько приказов и наблюдая, как Эспада постепенно вступает в бой с другими капитанами, Шунсуй глубоко вздохнул и, наконец, ринулся вниз в последнем прыжке, достигнув твердой каменной поверхности купола и мягко приземлившись на нее.

Сильнейшие бойцы обоих сторон предпочитали сражаться один на один, поэтому окружающая свалка, будто не затрагивала довольно обширный участок крыши. Поозиравшись по сторонам капитан почесал затылок. Похоже, в общей суматохе на него никто не обратил внимания и теперь всю Эспаду разобрали, оставив его стоять одного. Шунсуй хотел, было уже присесть на холодный камень и подождать, пока места освободятся, однако вовремя заметил почти рядом с собой фигуру в белом. Слегка отпрянув, Киораку машинально схватился за рукоять вакидзаси, однако внезапно понял, что перед ним стоит невысокая и хрупкая на вид девушка (Мария). Причудливые одеяния не оставляли сомнений, что это арранкар. Не смотря на тот факт, что перед ним стоял враг, капитан слегка расслабился, убрав руку с меча, и приветливо улыбнулся.
- О, добрый день. Скажите, вы случаем не Эспада? Я тут как раз разыскиваю этих “Эспада”, не подскажите мне, где я могу их найти?
Сильный взрыв неподалеку, оставивший в крыше приличную трещину, совершенно не вязался со словами о “добром дне”, однако Шунсуй скорее дурачился, чем действительно пытался что-то узнать. Пробежавшись глазами по девушке, он заметил номер, вытатуированный прямехонько под правой ключицей. Сто четыре. Не так уж и много. Шунсуй рассчитывал хотя бы на шесть или семь.
Частично пропустив мимо ушей, ответ на свой предыдущий вопрос (и толком не заметив, был ли ответ) Киораку неторопливо развернулся к собеседнице правым боком, словно потеряв к девушке всякий интерес.
- Ах, взгляните, как искусно сражается капитан Кучики. Тут есть чему поучиться! Он замечательно перемещается и уворачивается.
Как будто, между прочим, левая рука согнулась в локте почти скрытая развевавшимся рукавом хаори и отставленный указательный палец указал на девушку-арранкара. Шунсуй слегка повернул голову, спокойно взглянув на собеседницу.
- А как насчет вас?
Бьякурай*. Молча. Не проронив ни слова. Белая молния просто сорвалась с указательного пальца и устремилась к девушке, стремясь ударить ее в живот или чуть выше – Шунсуй не особенно прицеливался, рассчитывая, что сто четвертый арранкар даже не сможет заметить момент атаки. И уж тем более ответить.

Тут в основном водичка и вводная часть - специально сделал пробельчик, чтобы отделить суть.

*Хадо номер 4

+2

3

off: Дедуля, ты сразил меня своим чудесным, батально-описательным постом так, что я почти две недели пребывала в коме х)

Динь-динь-бам! Прозвенело и прогрохотало в голове. Это дикое, безудержное чувство – предвкушение настоящего сражения. Арранкаров и звать-то не надо было. Им ведь только дай повод подраться. А тут такой повод, просто Вааааах! Целая война. Иначе не назовешь. И даже расположение войска пустых отчасти напоминало Марии одну из тех хитроумных игр, что шинигами-захватчики приперли с собой из Генсея.
Купол Лас Ночеса стал местом дислокации Пустых самых различных рангов. На вершине, менос их дери, конечно же, была верхушка армии, чуть ниже их верные мечи – Эспада, еще ниже «офицеры» рангом поскромнее – Привароны – как раз среди них и была Кастанеда, а уж в самом низу, у края белоснежного купола и далеко на земле, просто пушечное мясо всех видов и наружностей. Но это разномастную толпу Пустых роднило одно – жажда сражения.
С характерным звуком в один момент распахнулось множество гаргант и ночной пейзаж Уэко Мундо точно прорезал десяток глаз, зияющих чернотой и с любопытством пялящихся на Белый замок.
«Наконец-то», - нетерпение словно электрические разряды скользило в конечностях Сентесимо Кватро, но она стояла на месте. Только облизнулась и позволила себе ехидную ухмылочку. – «И откуда же Айзен все знает?»
Чертовы шинигами высыпали из гаргант в большем количестве, чем Мария могла себе представить, и было крайне любопытно узнать, удивили ли они Айзена. Хотя, пожалуй, этого любителя травяной похлебки ничем не удивишь.
Но зрелище было внушительное и оно Марию радовало. По беглому осмотру стало ясно, что Эспада противника состоит из тринадцати мечей, а не из десяти. Мххх… лепота! Если Айзен не пожадничают, то три капитана-протиника придутся на душу Приваронов. Ох, как это радовало. Ибо всех остальных шинигами Мария заочно посчитала мясом, хотя и не без надежды, что даже среди этих убожеств найдется что-то стоящее, интересненькое.
При виде колышущихся на ветру белых одеяний противника, все тело напрягалось, как будто Мария участвовала в каком-то спринтерском забеге и стояла на старте – сейчас зазвучит сигнал и все они мгновенно сорвутся с места. Подавить собственное нетерпение было очень сложно, особенно когда шинигами растворились в чем-то похожем на сонидо и предприняли первую попытку нападения.
«Мясо» сорвалось с места, попрыгало со стен гигантской крепости навстречу соей славе и своей гибели, но Кастанеда не такая. Кастанеда – Приварон Эспада, экс-Кватро и она должна быть выше мышиный возни слабаков.
«Тише… тише, Мария», - уговаривала себя Приварон почти мурча и беспрерывно скалясь. Блики разноцветных вспышек серо и техник шинигами плясали в ее глазах, рисуя на ее миловидном личике безумие. – «Потерпи, Мария».
Терпелка дрогнула, когда где-то за спиной Секста Эспада смачно харкнул и заявил что более ждать не намерен. Послышался шелест сонидо, и вслед за Шестым сорвались с места и несколько Приваронов. Остались стоять или ленивые, или весьма осторожные. Но уже совсем не долго.

И вот, наконец-то, завертелось! Шум, треск, пыль, летящие осколки, вспышки реацу, обжигающие лучи серо и различные техники шинигами. Какофония звуков. Безумие массовой битвы, когда каждый бьется отдельно, но как будто вместе со своей армией. Такого с арранкарами еще не было. И это… забавляло, до блеска в глазах и маньячной улыбки.
- Бу! – взвизгнула Мария, выходя из сонидо и показательно наводя «ужас» на шинигами, от которого тянуло весьма внушительной духовной силой. Старикан даже как-то дернулся. Ха-ха! Не ожидал, наверное, такой вот подставы со стороны хитрой арранкарки.
- Охайо, старик! – бойко отозвалась Мария и отскочила в сторонку. Она кривлялась, дергалась, прыгала из стороны в сторону, ни секунду не оставаясь на месте, как будто белый купол жег ей пятки и она не могла устоять на месте. Что, впрочем, не мешало ей трепаться. – Хы! Эспада-Эспада! – громко крикнула Кастенда, ну вот совершенно случайно забывая добавить, что «Приварон Эспада». И пофиг, что белая майка не скрывала номер, и ясно было, что эта дерганая девица не в первой десятке. – И все что тебе нужно, ты уже нашел.
Старика ответ Марии явно удовлетворил, ибо он совершенно нелогичных образом поменял позу.
«Оппачке!» - ухмыльнулась Мария, начиная двигаться еще более бестолково – дергаясь из стороны в сторону и пританцовывая.
За долгие годы жизни и за бесчисленное множество драк, Кастенада хорошо усвоила, что чем более нелогичным кажется поведение врага, тем оно опаснее и, на проверку, обдуманнее, чем показалось бы на первый взгляд. То, что старик-шинигами повернулся к ней бочком, было воспринято с особым вниманием – не так же он глуп, чтобы сейчас развернуться и свалить?
- Кончай трепать, дедуля! – рявкнула Мария. Вот уж кому-кому, а ей было как до Генсея до того, как сражается там какой-то капитан-шинигами. – «Провались…»
На последний вопрос Сентесимо Кватро уже никак не среагировала – сработавшая интуиция и присущий бывшей Эспаде цепкий взгляд возвестили об опасности. Старый пень оказался лживым засранцем, пустившим в арранкарку, менос его дери, странную хрень, отчасти похожую на серо, и Мария не стала давать ему возможности поджарить себя с первого же удара, хотя когда она вышла из сонидо, край курточки слегка почернел и отдавал гарью.
- Хыыыы… - хмыкнула Мари и отскочила назад, увеличивая дистанцию, чтобы издалека пальнуть в шинигами серо и тут же выхватить из ноже занпакто.

+1

4

Приятно вас снова видеть, а то я уж забеспокоился :3

Киораку помахал пальцем, и принялся дуть на него, будто обжегся. Отвернувшись и ненароком упустив такой важный факт, что девушка-арранкар не изжарилась на месте и даже не особо получила заметных повреждений, капитан немного удивился, обнаружив, что ему оперативно возвращают сдачу виде церо и чуть не свалившись на землю, ненароком в момент обнаружения сдачи оказавшись в позе “а-не-присесть-ли-мне-ох-старость-не-радость”.
- Ничего се…
Поток фиолетового рейацу на пару секунд скрыл незадачливого капитана внутри себя, затем явив миру уже порядком подгорелого и спрятавшего лицо в сгибе локтя в позе “и-вот-я-присел-и-тут-бац-церо”.
- Охохо… Вы, юная леди, похоже, неправильно меня поняли! Я сказал, что ищу Эспаду а вы всего лишь сто четвертая! – Киораку отряхнул дымящиеся рукава, усталым голосом окликнув отскочившую назад приварон, - Прошу вас, уберите свой занпакто. Вы ведь не предполагаете заставить меня сражаться с девушкой на мечах?
Киораку неуверенно рассмеялся и почесал затылок, другой рукой отведя в сторону полу своего хаори и продемонстрировав собеседнице рукояти Катен Кьокотсу.
Недооценив способности противника и сразу не избавившись от надоедливой арранкарки, Шунсуй был вынужден приступить к обдумыванию появившейся проблемы. Побегав глазами, капитан прикинул, что, высвободив занпакто сейчас он заставит играть не только себя и сто четвертую, но и Кучики плюс половину одиннадцатого отряда. Такой расклад явно был не в его пользу – Кагеони и Ироони автоматически удалялись в категорию “авотфигушки” привнося необходимость бегать туда сюда и объяснять своим правила. Вдобавок – занпакто, выхваченный арранкаркой, больше напоминал кинжал, в бою против которого Шунсуй будет вынужден сверх меры пользоваться хохо, дабы умудряться уворачиваться от быстрых  ударов. Да еще и напрягала неизвестная природа вражьего резуррексьона.
Итак, на данный момент были сформированы две цели:
а) Отбежать подальше, дабы Бьякуя сотоварищи оказался вне радиуса рейацу мечей Шунсуя.
б) Форсировать вражий релиз.
Киораку понимал, что на правах нападающей стороны он в любом случае не может себе позволить стоять без дела и шаркать ножкой. Каждый арранкар должен быть очищен ударом занпакто. Каждый из сотен, собравшихся здесь.
Капитан расплылся в улыбке, сделав шаг вперед. Когда его нога вновь опустилась на поверхность каменной крыши, он уже стоял позади девушки. Шунпо.
- Конечно, если вы настаиваете, - правой рукой Киораку уже вытягивал из ножен вакидзаси, не удосужившись даже повернуться к врагу лицом, - Это всегда была моя большая слабость. Не могу отказать женщине.
Быстрый взмах с пол-оборота, направленный приварон в затылок. Короткий клинок зарывается в каштановые пряди в попытке срезать все, что с другой стороны находится выше переносицы. В спокойном взгляде Шунсуя только холод. Учтивость лишь создает видимость. Это бой и перед ним враг.

+1

5

Яркий луч серо вырвался из клыкастой пасти Кастанеды и устремился по направлению к капитану, расширяясь по мере продвижения и нанося ущерб окружающим постройкам – редкие белые пики, почти не видные на белом куполе издалека, сейчас ломались подобно хрупким кристаллическим деревцам, одиноко росшим в пустыне. Ураган выпущенной духовной силы стремительно несся вперед, поглощая шинигами, который полностью скрылся в сиреневом свете серо. Но радость была лишь временная и капитан, менос его дери, даже не подумал издохнуть от атаки 104-й арранкарки. Ну да, потрепался чуть-чуть. Ну да, подгорел слегка, но… живой же ведь! Цел и невредим, зараза. Еще и треплется.
- Я – Мария Кастанеда! – раздраженно рявкнула Приварон, подаваясь вперед, как если бы сейчас хотела бросить все и пойти бить этому старцу морду голыми руками – не иначе как бандюган генсеевский, чья честь была поругана языком другого бандюги. – И я была Кватро Эспадой еще когда эта драная мышь, Улькиорра, закапывал свое дерьмо в песках Уэко, будучи слабым адьюкасом!
Противник Марии попался совершенно бестолковый. Мало того, что немощный дед, так еще и хам. Вместо того, чтобы принять боевую позу, похвастать своей силой или своим званием, он просто ржал над экс-Кватро, а у той от вида хохочущего старпера прямо волосы дыбом вставали.
- Эй! – выкрикнула Кастанеда, махнув в сторону дедули занпакто и топнув ногой. – А ну хватит ржать. Я тебе морду и голыми руками набью, не говоря уже о драке на мечах.
Мария негодовала – кричала, ругалась и топала ножками, но когда за хохотом шинигами последовала весьма странная улыбочка, сопровождаемая подозрительным блеском в глазах – хотя, быть может это только блики от вспышек ближайших серо – Сентесимо Кватро внутренне напряглась – в сиреневых глазках даже мелькнуло удивление.
«Как быстро», - успела подумать Приварон, когда арранкарьи инстинкты почувствовали за спиной противника и забили тревогу, но слов шинигами она уже не слышала, да и шутить больше не хотелось.
Уверенная в своих силах, Мария также в полуобороте махнула мечом, чтобы отбить удар вражеского занпакто. Вроде бы все движения, как у капитана – зеркальное отображение действий, и со стороны могло бы показаться, что противники ловко копируют друг друга, как в танце, но все же…
Мечи ударились и со звоном высекли сноп искр, рассыпавшихся небольшой кучкой ярких звездочек, но в руке капитана оказалось больше твердости, чем Мария ожидала – даже несмотря на силу Приварона, скрытую в обманчиво хрупком теле девушки, она не сумела полностью блокировать атаку шинигами. Вражеский вакидзаши заскользил по лезвию ее занпакто, уже не так стремительно продвигаясь вперед, но, все же намереваясь достигнуть цели, и Мария мотнула головой в сторону, стараясь уйти от стального жала, но прежде, чем она исчезла в сонидо, лезвие чужого меча все же успело обжечь ее кожу.
Боль не способна напугать арранкара, но успешно может сбить с него спесь и отрезвить, поэтому уходя от капитана в сонидо, экс-Кватро скокнула на приличное расстояние. Щеку жгло огнем – от уха вниз по диагонали тянулась багровая полоса, кровоточившая и почти касавшаяся губ. Яркие кровавые струйки стекали по щеке, скользили по шее и пачкали белый воротничок уже местами подпаленной курточки.
«Сколько силы в руках. На тебе, встретился немощный старик», - саркастически подумала Мария, внимательно наблюдая за мужчиной, и слизнула попавшую на губы кровь. – «И ведь верит же в свою неуязвимость, засранец».
Пасть Марии вновь открылась, обнажая запачканные кровью клички, между которыми уже зарождалось королевское серо Приварон Эспады. Шинигами ничуть не испугался ее первой атаки серо, видимо, понадеявшись на свою неуязвимость, и таки вышел из нее целым и невредимым, но королевское серо, смешанное с кровью арранкара, в разы превосходило стандартную атаку, и если капитан окажется так же самонадеян, как в первый раз, его ждет сюрприз.

0

6

Металл о металл, как падающая звезда. Яркая вспышка отразилась в глазах Шунсуя, осветив лицо Марии. В ее взгляде была злоба, нескрываемое презрение к врагу, но там было еще кое-что. Сомнение, удивление и слабый контроль над ситуацией. Она пытается принять удар, но Киораку уверенно доводит движение до конца. Еще пара секунд и девушка исчезает, а вакидзаши со свистом рассекает воздух, затем останавливаясь и раскручиваясь вокруг отставленного большого пальца, как невесомая тростинка. Танцует на ладони, прежде чем снова плавно лечь в руку. Алая капля бежит по кончику лезвия, внезапно срываясь с него и теряясь в пыли, ветром наметенной на крышу Лас Ночес.
- Ах, ну вот, видите, совершенно не в состоянии противостоять девушке вроде вас! Я совершенно не подумал о том, какой меч выбрать. Выбери я другой, и сейчас бой был бы окончен.
Киораку будто говорил сам с собой, не пытаясь что либо донести до врага. Его взгляд, на секунду потеряв девушку из виду, вновь обратился на нее, как только та появилась на крыше, на этот раз довольно далеко в стороне. Арранкар была быстра. Он вновь недооценил противника, не рассчитав силу удара. Она кричала, что была Эспадой раньше. Жаль, что ранги арранкаров не были изучены внимательнее. Теперь трудно сказать, чего еще можно ожидать. Стоит серьезнее отнестись к ее способностям.
Капитан оттолкнулся ногами от земли, отскочив назад. Он ожидал, что, как и в прошлый раз, за уворотом последует контратака с расстояния. Так и произошло, если не учесть тот факт, что рейацу, зарождавшееся вокруг маячившей вдалеке фигурки Марии, было в разы сильнее и страшнее того, что Шунсуй уже испытал на себе. В этот раз что-то изменилось.
Киораку мягко улыбнулся, чувствуя, что не стоит больше тянуть. Они уже достаточно удалились от поля боя.
- Кхана казе мидарете, кашин наки…
Вакидзаши в правой руке мелко задрожал, узнавая знакомые слова и имитируя их звучание. Левая рука  распрямляется, медленно обнажая второй меч и переводя его путь наружу из ножен в короткий взмах. Клинок оставляет в воздухе тонкий зеленоватый след.
- Тенпу мидарете, тенма варау…
Занпакто потягивается, пробуждаясь ото сна. Она чувствует, как в отдалении разворачивается торнадо из рейацу пустого и копирует мягкую улыбку хозяина. Пришло время начинать игру.
- Катен Кьокотсу!
Духовная сила скручивается в тугую спираль, танцуя вокруг Шунсуя салатовым ураганом и образуя сверкающий купол. Мечи искажаются, стремительно меняя форму. Занпакто хохочет, имитируя завывания ветра, и рвется вперед, будто желая броситься на врага в одиночку. Шунсуй делает взмах, избавляясь от избытка рейреку и рассекая поднявшееся облако пыли. Его собеседницу уже невозможно разглядеть. В той стороне, в которой стояла девушка, восходит пурпурное солнце, поглощая все звуки и превращая в тени все, что оказывается у него не пути. Нет смысла даже пытаться его остановить. Киораку резко приседает и взмывает вверх. Чудовищный луч церо проходит под ним превращаясь в море, цепляя его краем и мгновенно выводя из равновесия, еще сильнее опаляя полы уже и так потрепанного хаори. Капитан изворачивается и пропадает в шунпо, чтобы в следующую секунду возникнуть в нескольких десятках метров над Марией, белым пятном на фоне чернеющей громады небосвода Уэко Мундо. Катен Кьокотсу нравится сила церо, выпущенного противником, и она позволяет начать первый раунд.
- Такаони*.
Киораку чувствует, что правила вступают в силу, и уровень его рейацу начинает стремительно расти, делает глубокий вдох, устремляясь вниз, разводя руки в стороны и демонстрируя размах своих стальных крыльев. Воздух стонет, пропуская через себя лезвия сабель, словно ножи огромной гильотины. Примерно на середине падения капитан решает ударить правой, целясь арранкару прямо в макушку, надеясь разрубить хрупкую девушку надвое. Занпакто дурачится, не желая так просто расправляться с противником, и удар получается медленнее, чем задумывалось, оставляя противнику больше шансов увернуться. Но та сила, которая была вложена в удар, позволяла не просто разрубить врага надвое, но стереть всякое его присутствие в этом мире, обратя в пыль единственным ударом, в случае если враг опрометчиво решит выставить блок.

*см. анкету :3

0

7

Создавая королевское серо, Мария не жалела духовной энергии. Зачем экономить? Долго мариновать противника экс-Кватро не любила, а для быстрой и интересной схватки сил у нее хватит. Вот поэтому-то она вкладывала изрядное количество силенок в яркий сиреневый шар, быстро вращавшийся и росший между четырех кошачьих клычков. Еще пара секунд и Роял Серо созрело исторгнувшись из арранкарьей пасти ярким стремительным лучом. Быстрый, смертоносный – он двигался в направлении шинигами, расширясь и снося приличный кусок крыши.
«На тебе, Айзен, хренов строитель», - скользнула в голове мысль, когда краем глаза Мария заметила, как осыпается часть купола, внутренняя сторона которого мелькала бело-голубыми бликами ясного неба – осколки вспыхивали и гасли, как будто кто-то стирал с каменной кладки причудливый рисунок.
Вместе с выпущенным лучом, всколыхнулось в Марии и дикое желание бить изо всей силы, идти напролом, но оно было подавленно голосом разума – желание еще раз козырнуть перед всем Уэко своим Королевским Серо уступило необходимости следить за действиями, несомненно, сильного противника, а там было за чем последить и к чему прислушаться.
Словно в противовес ее атаке, на другой стороне их импровизированной площадки взорвалась и взбушевалась сила шинигами, такая мощная, что даже когда «ресурекшен» капитана завершился, Приварон еще чувствовала отголоски этой силы. И даже когда по месту, где секунду назад стоял старик, пронеслось разрушительное серо Кастанеды, там еще чувствовался отпечаток его духовной энергии.
«Отлично! Играем по крупному», - взбодрилась Мария, вскидывая перед собой короткий клинок. Если противник оказал ей честь, высвободив свой меч, то она должна ответить тем же. Как минимум по двум причинам – это будет вежливо, и… да просто сила капитана, умноженная «релизом», могла способствовать немедленному прекращению поединка в связи со смертью одной и сторон. Этого требовалось избежать. Да и Мария была не только разумной, но еще и воспитанной, в известно степени, конечно, кошкой.
- Desaparaser, Vidrio Gato* - губы почти беззвучно произносят слова активации, и этот шепот тонет в завывании воздушных порывов, вызванных буйством реацу двух противников и звуком ближайших разрушений, а пальцы Сентесимо Кватро уже скользят по лезвию духовного меча, словно очерчивая невидимую линию и вскрывая его сущность, которые вырывается наружу снопом сиреневых искр.
Новые порывы ветра, смешанные с духовными частицами 104-й и пылью великой белой пустыни, скрывают хрупкое тельце, и последнее, что она успевает – это взглянуть вверх, туда, где мелькнула реацу ее противника. Мелькнула и скрывалась в потоке собственной духовной энергии, вырвавшейся наружу, бушевавшей, трансформировавшей ее тело, заживлявшей глубокий порез на лице и отталкивающей от себя все постороннее – совершенная трансформация высших пустых.**
- Исчезни… - губы, что теперь уже не скрывают длинных, заметно выделяющихся клыков, шепчут очередной призыв к духовному мечу, активируя способности хамелеона и скрывая реацу арранкарки.
Мария исчезла еще прежде, чем рассеился клубок пыли и ветра, оставшийся на месте ее ресурекшена. Он скрывал глубокую выбоину, возникшую после порывистого старта Приварон Эспады, когда та оттолкнулась и скакнула вверх. Быстрое, стремительное движение и вот она уже позади капитана, замахивается ногой и вкладывает в удар максимум сил, чтобы попытаться переломить ему пару ребер и ускорить его встречу с крышей белого замка.

* - Исчезни, стеклянный кот!
** - внешний вид см. в анкете

0

8

Шунсуй мысленно упрекает Катен в такой нерасторопности. Ветер свистит в ушах и, при замахе, явственно ощущается, насколько тяжелее доводить меч, когда он сопротивляется и не желает разить врага. Арранкар изменяется. Оба основных пункта плана выполнены, пусть лишь отчасти. Теперь главное не делать ничего поспешно. Капитан в напряжении делает замах, вдруг, с удивлением, обнаружив, что противник пропал из виду.
Рейацу девушки пропадает за несколько мгновений до того, как Киораку замечает это визуально. Секундное замешательство шинигами, может стоить ему жизни. Но игра идет не по его правилам а по правилам его мечей.
Катен Кьокотсу исправно изменяет положение игроков. Шунсуй чувствует, как его рейацу убывает и стабилизируется, а рейацу занпакто рвется вверх, к капитану за спину, стремясь напитать энергией более прыткого оппонента. Рейацу врага по-прежнему невидимо, но Шунсуй видит свое собственное. И этого достаточно.
- Впечатляет! – выкрикивает Шунсуй, прежде чем использовать хохо, дабы сместиться в сторону, буквально избежав смерти. Рейацу вспыхивает в считанных сантиметрах от его лица, всклокочивая непослушную прядку на лбу. Киораку чувствует, что противник здесь, но видит лишь контур, обрисованный рейацу своего занпакто, - Какая удивительная способность!
Несколько шагов назад, словно по лестнице. Капитан мелко скачет по воздуху, наконец снизившись и коснувшись ногами поверхности крыши. Пока он находится ниже арранкара он в проигрышном положении, но, что намного важнее, он может видеть, где находится Мария. Необходимо ввести противника в заблуждение.
- Потрясающе! Я впервые встречаю что-то подобное! – Капитан веселится, широко улыбаясь и глядя прямо на облачко из духовной энергии собственных мечей, покачивающееся в отдалении, - Как кстати пригодились способности моего занпакто, ведь не даром я до сих пор могу вас видеть, Мария-чан!
Киораку размышляет. Сложно сражаться с врагом, которого не видишь. В такой ситуации единственной возможностью является позволить себя атаковать и, почувствовав на себе вражеский удар, провести контратаку. Но это очень рискованно, к тому же очень хотелось бы не слишком пораниться, сходив в гости. Поэтому необходимо дать приварон понять, что ее маскировка лишь пустая трата духовной энергии. Ведь невозможно, чтобы ее невидимость могла длиться вечно. 
- Теперь я, все-таки, прошу меня простить. Наша с вами разминка и так уже затянулась, поэтому, с вашего позволения, я откланяюсь.
Капитан делает легкий поклон, покачивая разведенными в стороны саблями. На его лице застывает улыбка, но в глазах, по-прежнему, нет ни единой искорки. Занпакто нравится его заигрывание с противником, и она позволяет начать второй раунд.
- Кагеони.*
Враг любит прятаться, так поступим в том же духе. Киораку чувствует, как контур вокруг Кастанеды пропадает. Он снова слеп, но иногда риск оправдывает себя.
Правила меняются. Тень капитана становится темнее и послушно расступается, приподнимаясь и, будто, обращаясь в чернила. Ноги Шунсуя тонут в ней и шинигами уходить под поверхность купола Лас Ночес, словно утопая в болоте.
- До новых встреч, юная леди! Постарайтесь не умереть слишком быстро!
Прямая провокация. В надежде, что вспыльчивая леди клюнет. Ей необходимо лишь коснуться земли и отбросить тень. Капитан погружается вглубь темной пропасти у своих ног, замерев в ожидании. Как и его занпакто.

*В соблюдение правил, можно считать, что это является атакующим действием. При желании можете его активировать своим постом, Мария-чан~

.|.

Извиняюсь за задержку :(

Отредактировано Shunsui Kyouraku (2012-03-15 23:29:24)

+1

9

Мощная когтистая  лапа со свистом рассекла воздух в том месте, где секунду назад мельтешило белое капитанское хаори. Оставалось только шипеть и морщиться от неудовольствия. Кастанеда вовсе не надеялась, что шинигами полностью пропустит удар и впечатается лицом в камни, хрустя поломанными костями и охая от боли, но ей было бы очень приятно. Однако, шутки в сторону.
Завершая вызванное атакой вращение, экс-Кватро кувырнулась и остановилась, следя за тем, где появится ее противник, так ловко и весьма неожиданно ретировавшийся.
«И как он догадался?» - улыбка тронула пухлые губки, и острые клыки Приварон стали еще заметнее. Вот только шинигами не доведется на них посмотреть. По крайней мере, так думала Мария, полностью полагаясь на способности Стеклянного Кота. – «Ну, посмотрим, что сделаешь дальше, шинигами», - с любопытством подумала Кастанеда и тут же сощурилась, но, увы и ах, не от приятного пустой душе ехидства. Вихрь, смешанный с духовной силой капитана и так внезапно сорвавшийся с огромных лезвий его мечей, ударил, ослепляя и дизориентируя арранкарку.*
- Кссссо! – зарычала Мария, хватаясь за голову.
Глаза слепило, в ушах стоял колокольный звон, и было невозможно сосредоточиться на контроле собственной силы и техник. Воздушное пространство прорезала сотня мелких полосок, мигнувших и начавших быстро размножаться – казалось, что тело Приварон собирается, как детская головоломка, но это всего лишь исчезала способность хамелеона, и через пару секунд шинигами мог лицезреть Сентесимо Кватро в ее истинном обличии.
Тело животного, уподобленное человеку. Задние кошачьи лапы были повернуты коленками назад и заканчивались острыми когтями, наполовину скрытыми в мягких подушечках лап, но эти когти не шли ни в какое сравнение с теми, которые Мария могла выпустить из человекоподобных рук.
Шинигами был собой явно доволен – он спустился на землю и продолжил потешаться, нахваливая способности Стеклянного Кота, а Мария лишь щурилась, настороженно дергала ушками и беспокойно мельтешила хвостом.
- Пусть возможность видеть меня пару минут, будет даром для моего противника, - холодно и без нотки веселья заявила экс-Кватро, надменно глядя на шинигами сверху вниз. С отступлением и удалением капитана, его подлая техника, дезориентировавшая Марию, растворилась, и Приварон приказала себе впредь быть осторожной и не попадаться на эту удочку еще раз. – Коротким и бесценным мигом, ибо больше это не повторится, - колкий холодный взгляд. Это уже не та Мария, что с улыбкой встретила своего противника. – Исчезни…

«В бесконечной белой пустыне  чувствует себя спокойно только вольный ветер, стремительные порывы которого гонят белоснежные пески, создавая причудливые волны и быстро засыпая редкие следы, оставленные храбрецами, вылезшими на поверхность из подземного, кристаллического леса. Там внизу, в лесу меносов, вольные адьюкасы охотились, скрывались, жили. На пустынных равнинах, лишь изредка прорезаемых макушками кристаллических крон, пробивших землю и казавшихся сейчас всего лишь хлипкими деревцами, произраставшими из песка, частыми гостями были лишь «пуcтые-ящерки», да прочая мелочь, жившая в белом песке.
Быстрый бег, свист ветра в ушах, сладостное чувство, когда ощущаешь работу разгоряченных мышц и чувствуешь свою свободу. Мало кто из адьюкасов рискнет вольно носиться по пустыне, не боясь быть пойманным более сильным собратом, но Мария-Видрио-Гато мог себя это позволить. «Стеклянное» тело ловило серебряные отсветы луны, преломляло их, искусно искажало и делало адьюкаса невидимым. Все что могло выдать бег дикого кота – это тонкая цепочка следов, но и они, сокрытые рассеянной вокруг Пустого реацу, появлялись много позже, чем песка касались его лапы.
Охота.
Глупый адьюкас с куриными мозгами – так мысленно Мария-Гато мог назвать собрата, по наивности своей прикинувшегося ломаным деревцем. Его маскировка была хороша, но маскировка Стеклянного Кота была совершенна. «Птица» и правда выглядела неприметным кристаллическим деревцем, но уж слишком поздно адьюкас забеспокоился и замаскировался – Мария-Гато уже видел цыпленка, а вот тот его… нееееет.
Длинные крючковатые пальцы были неподвижны и изображали ломаные ветки, но небольшой желтый глаз беспокойно мигал и шарил взглядом по округе, в поисках того, что тревожило. Но не за что было зацепиться этому взгляду – ни далекой фигуры, ни колыханий воздуха… ни призрачной тени на песке.
Напряжение, волнение, беспокойство. Тревога адьюкаса достигает предела и он расправляет сложенные крылья, чтобы взлететь. Нервный взмах, тело отрывает от земли и поднимается на пару метров, но в этот момент белоснежный песок прорезает взявшаяся словно ниоткуда тень. Поздно.
«Птица» вскрикнула, прежде, чем клыкастая пасть Стеклянного Кота сомкнулась на ее шее. Мария-Гато давал жертве видеть себя перед смертью, и когда они оба рухнули на песок, птичий глаз адьюкаса с ужасом таращился на пустынного хищника. Но недолго…
Клыки и когти легко рвали плоть, и бестолковый адьюкас кусок за куском проскальзывал в глотку Марии-Гато, порой вскидывавшего голову, чтобы легче проглотить наиболее крупную часть свого собрата.
Поедая Пустого за Пустым, прозрачный хищник вскоре разделит свою силу, запечатав ее большую часть в коротком мече и дав ему имя «Стеклянный кот», а сам станет арранкаркой – Марией Катанедой. Но сейчас он просто закончил свою трапезу, отряхнулся и вновь пропал, затерявшись в белых песках, не оставляя ни следов, ни тени».
**

Вновь исчезнув и погасив реацу, Мария мягко пустилась на возвышающуюся груду камней и устремила внимательный взгляд на шинигами. Он продолжал болтать – в этом не было ничего удивительного. Удивительным было другое – он таял, в прямом смысле этого слова, утекал вниз и проваливался в черную лужу.
«Неужели отступает?» - с недоверием подумала Кастанеда и ловко переместилась поближе, не сбив даже самого мелкого камешка.
Не ускользнуло от внимательного взгляда Сентесимо Кватро и то, что темная лужа, в которую утекал ее противник, образовалась из его тени. Но чем ей это могло помочь?
Ноги противника уже изрядно утопли в темной массе, когда Кастенада решила атаковать. Незначительная, простая атака, чтобы не приближаясь к шинигами, испытать его и посмотреть как он готов реагировать. За долю секунды стеклянные иглы выскользнули из пальцев Марии и вонзились в ближайшие камни.
- Ну так прощай! – стеклянный звон вторил словам Приварон, и в следующий миг в капитана со свистом полетели десять прозрачных иголок.
«Прощальный подарок», - фыркнула Мария и метнулась в сторону.

P.S.

Нижайше прошу прощения за такую офигенную задержку.

Отредактировано Maria Kastaneda (2012-04-09 01:08:47)

0


Вы здесь » Bleach World » Mortal Kombat » Shunsui Kyouraku vs Maria Kastaneda