Bleach World

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Второй отряд | Тюремный блок


Второй отряд | Тюремный блок

Сообщений 121 страница 140 из 149

121

Постарайся, сделай все возможное.. Он что, робот энергетики? Такой интересный, этот Кенсей. Как будто сам Шинджи хотел напороться на Кенпачи-сана. Кстати о том поступке, - а не за него ли решило безрассудоство? Скорее всего он просто не смог контролировать азарта.. Чертово желание победить любой ценой. Сдохнуть, но не дать воли врагу и уж точно не показывать спины. Однако, вышло все как раз наоборот. Не он победил, хотя старался изо всех сил.. Дурень, даже меч не использовал.. А эти нелицеприятные мысли, постоянно повергающие в ступор. Он как будто бродит во сне, вспоминая прошлое и то, что могло ранее быть.
Пальцы смыкаются на железной перекладине, тело слегка покалывает от наступающего эффекта адреналина. Так вот она какая, настоящая боль. Честно говоря, он ожидал большего, чем просто жало анаболика, закипающую при этом кровь. Она шутит? После того, что ему пришлось испытать с парочкой неумех, то сейчас это было просто маной небесной. Почти ни грамма боли, лишь легкое головокружение и тихое шипение, что рвется с губ. Шприц выскальзывает из вены. Самое время ему забыть все, что было до этого. Она знает, что делает. Нужно лишь не подавать вида, что сознание медленно покидает его, оставляя возможность Морфею забрать его в свои объятья.
Нет... Я еще не окончил.. Не смей засыпать.
Вот и все, теперь вам нужен только покой. 
Голова китайским болванчиком устремляет подбородок чуть вниз, - вот и все. Ведь все не так и трудно, так ведь? Теперь бы не оплошать и выдержать мерзопакостное ощущение опустощенности и жжения в крови. Нет, это не адреналин, а что-то похуже.
- Спасибо, Унохана-сан.
Только это и смог вымолвить, забываясь совсем, прикрыв глаза и пристраивая голову поудобнее, чуть повыше. В боку что-то кольнуло, но лишь на мгновение, - теплое кидо, с примесью адреналина грели душу изнутри. Мужчина краем уха старался вслушаться в тишину, что звенела за стенкой "приемного покоя". Она пропала.. Он даже не слышет её надрывного голоса, как будто её больше нет. Не существует ни в коем виде. Она.. Черт, кажется это уже больше похоже на бред. Прдесмертный, хотя в данном случае его просто не может быть. Любовный? Еще лучше.. Она всего лишь друг, не более..
Даже те слова, что он говорил ранее. Кенсей рядом, он не даст соврать, что они друг друга стоят. Но сейчас совершенно не время тереюить его по пустякам. Сухой голос, с едва заметной ноткой ехидства, сползает в губ в легком реверансе перед своим другом.
- Я заставил вас волноваться? Не стоило.. Крепкий орех, пока что.. Не хороните меня раньше времени. Как там остальные? Лиза, Роуз здесь?
О Хачи не было и смысла спрашивать. Он точно цел, Хирако не мог этого не знать. Умный член "вайзард и ко" быстро смотал удочки, как и нужно было в их положении. Правильно сделал, теперь хоть за него не беспокоиться.

0

122

оффтоп: Хирако-сан, я последний раз прошу вас оставить свой ангст и начать играть с окружающими вас игроками (внимательно читать посты, отвечать на реплики, не перевирать окружающую обстановку). На данный момент вы очень далеки от канона и если не исправитесь, нам придется с вами распрощаться.

Мугурума Кенсей
http://s017.radikal.ru/i412/1110/90/5a888ee9889f.jpg

Мугурума лишь тихо хмыкнул себе под нос на слова Уноханы. В душе поднялась волна праведного возмущения, но он уже давно привык справляться с подобными порывами. Единственным фактором, выводящим его из себя настолько быстро, что Кенсей не успевал за собственным гневом, была Маширо, но она сейчас находилась в другой камере. Вопроса "всё ли с ней в порядке" даже не возникало. Повода верить шинигами не было, но, по словам Уноханы, у шинигами не было причин убивать их здесь и сейчас.
"Ведь будет суд", - задумчиво сдвинул брови Мугурума. К сожалению, если шинигами не проведут расследования, на суде им нечего будет сказать, кроме того, что они уже неоднократно повторили дознавателям. Мысли, с которыми они вошли в сейкамон не были враждебными. Ещё вчера они действительно верили в то, что могли мирно вернуться в Сейрейтей. На правах ли союзников или капитанов - это не имело значения. Вайзарды сильно изменились с тех пор как покинули Сообщество Душ, они вполне могли и дальше жить невдалеке от Каракуры, но, возможно, здесь их помощь против Айзена могла оказаться эффективней.
Именно к этой мысли пришли те его друзья, которые проголосовали за переговоры с шинигами, и он сам. Среди тех, кто сто лет назад покинул Сообщество Душ, оставались те, кому было о чем жалеть и кто что-то потерял. Мугуруму устраивала жизнь, которую они вели в гараже. По крайней мере, именно в этом он себя убеждал на протяжении всего того времени, пока они тренировались, пытаясь покорить зверя прочно поселившегося в сердце. Долго ли мог продолжаться этот самообман, Кенсей не знал. Но, если в службе Готею-13 ещё был какой-то смысл, то в псевдочеловеческом положении, в бегах и прятках, никакого смысла не было. Эта жизнь, после победы над Айзеном, ему бы быстро надоела.
- Спасибо, что ответили на мой вопрос, Унохана-сан, - пусть по-своему, но в тон медику ответил бывший капитан. За лечение благодарить даже не стал. Выразить её словами было далеко не так просто.
- Тебя, пожалуй, похоронишь, - несмотря на отсутствие улыбки, отчетливо хмыкнул Кенсей, распрямляясь и разминая затекшие от напряжения плечи. Наверное, именно это можно было считать волнением. - Нам известно только, что все живы, а одного из нас не поймали, - уже в который раз за день повторил Мугурума. - Лиза в соседней камере, её ранили, но не похоже, что серьезно. Про Роуза, Лава и Хачи ничего не слышал.

+1

123

оффтоп: Хирако-сан, в моем посте подробно расписанно как именно было введено вам лекарство. Это плотный шарик, который руками был помещен прямо в тело, сквозь раскрытую рану (подобное сделала Йороучи-доно с Куросаки на мосту), никаких шприцов нет - шинигами ими не пользуются.

Смотря на то, как искажается лицо бывшего капитана пятого отряда, на эту мимолетную смену эмоций, Унохана думала о том, как много в каждом из них живет других личностей. Эти эмоции на лице бывшего шинигами ей были не знакомы и знакомы. Ей ли не знать как боль, ущемленное чувство гордости и собственного достоинства влияют на людей. Проигранный бой - это не просто. Это означает, что ты не смог отстоять все то, что хотел защитить. Свои идеалы, убеждения, дорогих людей... Каждый, вступая в битву, за что-то борется. Нет сражений просто так, без причины. Даже Зараки Кенпачи. Она знала почему он так стремиться к битве, почему ищет ее. Просто у него ничего никогда не было кроме силы и сражений. Это его мир. Он просто изо всех сил стремиться к нему, и в этом нет ничего плохого. Просто... когда начинается битва, два разных мира сталкиваются. Когда битва заканчивается - один из этих миров разбивается вдребезги.
Тоже самое случилось с Хирако Синдзи. Его мир разбился, не выдержав столкновения. Может быть поэтому она не могла сейчас узнать в лежащем на узкой тюремной шхунке мужчине бывшего капитана пятого отряда.
- Не благодарите меня, Хирако-сан, - она поднимается, расправляя складки на хаори. Какие люди жили в ней и какой была бы она сама, не сумей что-то защитить? Темный взгляд встречается взглядом со вторым вайзардом. У Мугурумы Кенсея всегда было на редкость спокойное лицо. Это не возможно было сравнить с бесстрастностью фамилии Кучики. В этом было что-то от камня - надежность, спокойствие, уверенность. И знание... о том, что раскаленный камень становится всесжигающей на своем пути лавой.
- Я могла бы сказать вам больше, быть определенно хоть что-то. Мой отряд тыловой и вести до нас доходят с опозданием, - она наклоняет голову, раздумывая. Прежнему Кенсею можно было доверять. Нынешний никогда не причинит вред своему соратнику. Унохана определилась и слегка кивнула.
- Понаблюдайте немного за Хирако-саном. Седативное уже начало свое действие. А я сейчас узнаю у охраны о состоянии остальных... ваших товарищей, - она не сказала пленников. У дверей камеры стоял охранник. Совсем молодые глаза... На ее вопрос ответили незамедлительно. Ядомароу Лиза получила первую медицинскую помощь и сейчас находится в своей камере, Аикава Лав все еще не пришел в себя, но он просто оглушен и сильно истощил свою духовную силу - серьезных видимых повреждений нет... Доклад охранника был прерван. Появившаяся из ниоткуда девушка низко поклонилась - она была одним из шиноби, прошедших медицинскую подготовку - с последним из вайзардов возникла небольшая проблема. Бывшего капитана третьего отряда Унохана практически не знала. Светловолосый кудрявый мальчишка. Он устроил форменный балаган, когда придя в себя, не успокоился, а стал требовать отвести его к Лаву. Неудивительно, что маленькая шиноби, которой всего лишь нужно было осмотреть пленника, с ним не справилась и вызвала охрану. Темные бровки Уноханы сошлись на переносице - в такой ситуации главное не наделать глупостей, а Роз был близок к этому как никогда. А что если..
- Мугурума-сан, - капитан заглянула обратно в камеру, оценивающе осмотрев обоих вайзардов. Хирако Синдзи еще некоторое время будет находиться в полудреме, значит его можно оставить одного, - Я могу снова просить вас об услуге? Этой девушке требуется помощь. Ваш товарищ, Оторибаши Роуз, пришел в себя и его необходимо осмотреть. Я думаю, ваше присутствие успокоит молодого человека, - она улыбнулась. С охранником она договорилась довольно легко. Видимо разницы, в каком именно порядке будут находиться пленники в карцерах, не было.
- Сообщите пришедшему со мной офицеру, что я сейчас займусь осмотром Ядомару-сан, - она развернулась вслед за другим охранником, который вызвался показать ей дорогу, и напоследок обернулась, обращаясь Кенсею.
- Удачи вам, Мугурума-сан. Мы еще встретимся с вами.

--------> потом проставлю

+2

124

Офф: что-то я не вернусь никак в форму.. >_< Но лучше как-то пнуться, чем сидеть и ждать чуда.

Нужно быть терпимее - так? Вроде бы да... Нужно научиться хоть иногда не кривиться на ненужные проявления эмоций, не хмуриться и не отталкивать чужих протянутых рук помощи. Но эта чертова её гордость, до сих пор, даже сотню лет, оставшаяся подростково заносчивой. Иногда даже максималистичной... Ничего не поделаешь.
Но в этот раз Хиори вытерпела. И чужую руку вцепившуюся в свою рукав и не нужную ей близость, и эту заботу с которой новый знакомый полез в свой рюкзак. Вытерпела с совершенно каменным выражением лица и пофигистичным видом. Такое бывало и раньше, но надолго её никогда не хватало. Блондинку медикаменты и их съедобность не интересовали и поэтому как Куна она с головой в рюкзак, да ещё и чужой, лесть не собиралась, больше прислушивалась к собственным ощущениям и тому, как тревожная цепочка из мыслей тянулась к не безразличным для неё людям.
Саругаки в пол уха прислушивалась к меню которого они всё равно не получат. Сладкое... Много сладкого выходит, но это уже на её придирчивый вкус, Маширо явно будет счастливо такому повороту - сладкоежка зеленовласка знатная. А ещё и это дополнение из чая... Ладно, мечтать то не вредно, по крайней мере если в меру.
Медовый взгляд хмуро скользнул по тюбику, который извлекла цепко и быстро подруга, а потом по упаковке тех пилюль, которые им уже так невзначай прописал Ханатаро... Взгляд тут же уцепился за черный выведенный там череп.
- Эт чёго такое?! - Тут же выхватив упаковку с пилюлями из чужих пальцев вайзард, повертев её перед своими глазами, нашла состав. Много-много-много незнакомых слов... Страшных и совершенно непонятных.
- Фе-ни-лэ-фрин гидрохлорид... - Странное вещество из состава ни о чем не говорило Хиори, но звучало однозначно ядовито, - терпингидрат...
Саругаки мельком посмотрела на офицера четвертого отряда, а потом все же выцепила нечто более знакомое и самое безобидное в этом хаосе химии:
- Витамин С.  - Снова посмотрев на изображенный череп девчонка подвела итог: - Звучит не очень. Выглядит снаружи так же.
После чего протянула закинула упаковку обратно в чужой рюкзак, пусть лучше там и остается от греха подальше.

+1

125

Мальчишка запаниковал сразу после того, как упаковки таблеток пошли по рукам. Как-то неожиданно было упустить их из-под носа, наверно, не рассчитывая на такой интерес вовсе. Он только рот успел раскрыть, да с таким видом, как будто вот сейчас, прямо сейчас, испустит дух, задохнувшись. Чудом удалось успокоиться, все-таки не знаешь, чего от них ждать. Вдруг прознав, что в сумочке офицера есть куда более опасные вещи, они тут же и кинутся их искать? Не говоря о том, что одна опасная вещь уже находилась в их руках. Да, она все-таки опасная, для новичков. Негласная опасность, не прописанная даже в инструкциях по употреблению, наверно, рассчитана на индивидуальное восприятия организма. По крайней мере, в свое время он как раз угодил в группу риска, и будучи еще новичком в своем отряде, помнится, сильно страдал, пережив крещение первой бессонной ночью, когда пришлось оказывать помощь раненным, и о сне тогда задуматься было не по уставу, не по совести. Вспомнив о том, как он перенес свою первую пилюлю, едва не поверив в символичность изображенного на них черепа, он забеспокоился и за Маширо с Хиори.
- Реолекс? – испуганно взглянул он на зеленовласку, наконец перестав сверлить тюбик в ее руках жадным голодным взглядом, по которому и не сразу было понятно, что офицер придумывает, как бы его отобрать. Скорее уж съесть, да как бы пальцев не оттяпать. К счастью, вся его обеспокоенность мгновенно утонула в малахитовой бездне ее взгляда. Ханатаро снова казался не в меру робким, так что даже странно – как умудрялся отвечать на вопросы.
Он повторил это слово про себя, наконец понял, о чем идет речь. Беспринципно оценивающий взгляд очертил талию девушки, он не понимал, о каких реолексах тут могла быть речь, когда у Маширо-сан все так отлажено, на зависть первым красавицам Готея. Ханатаро краснел чисто инстинктивно – так могло показаться, он даже сам удивлялся порой, почувствовав на щеках знакомый жар, и только тогда опомнившись, напряженно улыбнулся и махнул рукой,
- Этого добра у нас хватает на складах, - вспомнив о чем-то, он прыснул в кулак, и помолчал, думая, стоит ли раскрывать этот секрет. Переборов себя, все же наклонился к девушке ближе, - В основном мы поставляем его по первой категории важности в штаб Второго отряда, - Ханатаро важно поднял палец, присвоив от себя этой поставке категорию первую. Стало бы понятно, почему, - Для офицера Оомаэды Маречио. Чтобы заставить его похудеть, приходиться идти на разные хитрости, вроде, - для наглядности мальчишка разомкнул сжатые ладони, - отделить две половинки печенья и снова соединить, подложив таблетку.
«Насколько я знаю, реолекс в виде таблеток как аналог порошка в мире живых - разработка Урахары Киске?»
Кажется, разговор об этом немного успокоил офицера, но все это время его не оставляло беспокойство за второй тюбик таблеток. Наконец, когда Хиори-сан начала перечислять все эти ласкающие слух названия составляющих, Ханатаро вовсе выпал из колеи рассказанной им истории. Ведь главная интрига – помогают ли печенья с реолексом не очень преуспевающему офицеру, который, к слову, метит чуть ли не в лейтенанты, оставалась за завесой тайны.
Он смотрел на то, как хмурятся ее бровки, как движения губ отчеканивают замудреные сочетание букв, он.. он был дураком, если находил во всем этом что-то необычное. Уяснив себе, что с лишней навязчивостью он не добьется ровно ничего, он молча кивал в ответ, но уж больно участливо. На втором замечательном слове девушка посмотрела на него, чем повергла мальчишку в шок и, не штука ли, лишила его покоя на ближайшую ночь – кто знает? Привязанный к терпингидрату взгляд был мгновенно расценен, как обращение за подсказкой. Вот тут-то он должен был назвать на автомате хотя бы формулу. Должен был, но помешкал,
- Ментандиол-1,8.. - заворожено произнес он, подсказывая и кивая. Последнее слово в названии никак не приходило на ум. В общем-то, когда девушка снова принялась изучать состав, стало легче, и нужное слово с такой очевидностью очертилось вслух, - ..гидрат.
У него нашлась бы и целая лекция, посвященная пользе витамина С. Он без удивления выслушал общий итог, радуясь, наверно, что не пришлось убеждать в обратном. Он не объяснил, для чего нужны эти пилюли, да и зачем, если интерес к ним не зайдет дальше оценки внешнего вида. Ни к чему их употреблять просто так, помнится, даже Ичиго-сану в его неустанной борьбе против всего Общества Душ, Ханатаро не рискнул предложить такой заряд бодрости. А уж лишать сна заключенных, которым и так тягостна каждая минута пребывания в этом застенке, было бы верхом глупости.
- Очень зря, Хиори-сан, - суетливо перехватил он упаковку, не дав затеряться ей в рюкзаке. Он повертел ее в руках, радуясь найденному занятию, что-то еще собрал в уме, пред тем как выдать, - Между прочим, витамин С важен для роста. И восстановления клеток тканей, костей и зубов, - торопливо добавил он и обратил внимание на вопрос зеленовласки, - Н-не совсем, - неопределенно покачал головой и отправил свои медицинские штучки обратно в рюкзак. Действительно, от греха подальше. С улыбкой проговорил, - Лучше все-таки не рисковать и дождаться чая.
«Да, я постараюсь поговорить с Уноханой-тайчо, чтобы решить вопрос о сладком и чае хотя бы на один вечер,» - уныло оценив перспективу такого краткосрочного счастья для заключенных, офицер четвертого отряда Ямада Ханатаро пришел к выводу, что он самый настоящий врун. «На что я еще-то способен?»
Описанные руками в воздухе круги таяли, растворяясь, как радуга в иссушаемом солнцем небе. Чьи-то мечты о самом малом – не с них ли начинается что-то большее, похожее на счастье? И он не волшебник, который поможет в их исполнении. Наверное, врач и волшебник – это все же не одно и то же, как ни крути. И не скажешь сразу, что важнее – исцелять тело или питать радостью души. Хорошо бы научиться всему, на раз-два. Прямо сейчас.

+2

126

Оффтоп: Извините ребята за задержку *Маширо кланяется в ножки и надеется на прощение*.


В ожидании вердикта от Ханатаро, тюбик с неизвестным содержимым Маширо вертела в руках на все возможные лады, благо, что еще крышку не открутила и не попробовала на вкус эту штуковину. Хотя мысль у нее такая промелькнула, надо признаться. Так что заговорил офицер четвертого отряда своевременно, чтобы предотвратить последствия от неусидчивости зеленовласки.
"О-о!" Мысленно протянула девушка, сразу напридумав какими же чудными свойствами может обладать вещичка, которая пока еще пребывала в ее руках. Она стала вглядываться в нее с еще большим интересом, но...
"Для Омаэды? Хм.." Прозвучала знакомая фамилия, но и всего. Офицера Маречио Маширо не знала, но то как описывал Хани-чан хитрости насторожило девушку. "Наверно этот рео-чего-то-там опасная штука..." Воображение сразу в голове набросало примерные варианты того, как можно было бы с угрозой для жизни использовать супер-тюбик, тем более, что предназначался он второму отряду, но это было бы уж слишком нереально.
Хиори тоже поддержала свое любопытство, выцепив что-то интересное и для себя из рюкзака Хани-чана. Саругаки тут же вслух зачитала не менее пугающие слова. Или это были слоги? Но в общем суть в том, что все непонятное доверия не внушает, а наоборот.  И даже то, что Ямада сказал пару слов в защиту, как оказалось витамина С с "убийственным" составом  не придало оптимизма.
- Ну и правильно, а то я передумала уже пробовать реокас, а то еще потом в итоге даже витамин С не восстановит мои зубы, кости и органы. - Тюбик реолакса Куна отдала добровольно и без всяких препятствий. Правда напоминание о чае и сладком прозвучало для желудка как издевательство первой степени, о чем он тут же и соизволил выразиться громким урчанием.
- Упс. Кажется не одна я так считаю ребята. - Вместо того, чтобы смутиться девушка положила ладошку на живот и погладила его, словно пытаясь успокоить или уговорить помолчать еще какое-то время, чтобы совсем не позориться. На лице у нее красовалась уверенная улыбка и она привстала, чтобы пододвинуться на койке до самой стены, чтобы можно было к ней прислониться спиной.

+2

127

Канда Юу

Смешная девочка с тонкими косичками в короткой юбке и с голыми коленками. Такой помнила Ядомароу Лизу Унохана Рецу. Такой она и была на самом деле - смешной девчонкой, которая верила в себя, свой отряд, своего капитана. Верила и готова была защищать эту веру. Кто-то скажет преданность, кто-то скажет любовь. Причины и желания у всех ведь такие разные, но именно благодаря этим причинам мы можем двигаться вперед. Люди, шинигами, Пустые - у каждого есть своя причина для того, чтобы не останавливаться или сражаться.
Оставляя за своей спиной Лизу, Унохана думала о том, что Шинсую всегда очень везло с лейтенантами. Две смешные, упрямые девчонки. Которых можно защищать, которых хочется защищать. Ведь разве не это есть настоящая обязанность тех, кто носит капитанский плащ? Защищать тех, кто верит в тебя...
Именно поэтому предательство настолько ужасно. Оно не просто причиняет боль, оно отнимает веру - в себя, в других, оно отнимает саму причину существования, а значит и будущее.
Капитан четвертого отряда осуждала сражения. Защищать мир с оружием в руках, сражаться ради мирного существования и спокойной жизни? Слишком взаимоисключающие это параграфы, слишком парадоксально звучит такая причина. Но понять это можно, ведь каждый идет своими путями и пользуется тем, чем может. А если ты умеешь только сражаться, ты будешь делать это... Не в этом ли кроется корень всех войн? Желая мирного существования, сражаясь за свое будущее, стороны никак не могут понять и услышать друг друга, и огонь войны лишь разгорается, причиняя все больше и больше боли. Так первоначальная цель искажается, желание защитить уходит на второй план, замещенное местью...
Именно поэтому она не поднимет оружие, именно поэтому излечит чужую боль. Потому что битвы - это не выход. Потому что она в первую очередь желает понять, что происходит на самом деле. НЕ смотреть на внешнее, искать глубже. Как в случае с Айзеном Соуске она чувствовала что что-то не так, что ситуация с вайзардами - неправильна, нелогична, словно что-то искажает волю других, заставляя видеть в неверном свете. Ей нужно было больше информации, чтобы сложить куски мозаики. Ей нужно было знать.
Сопровождающий ее офицер выполнил просьбу, отведя к своему старшему, который занимался сбором показаний от пленных. Он говорил с вайзардами самым первым и мог многое рассказать. Например, свое личное мнение. Во втором отряде служат не простые шинигами. Помимо всего прочего и науки убийства, их также учат понимать других. Чтобы знать, что за человек сидит у тебя в камере, чтобы просчитать его личность, его причины, его поступки, предугадать действия и оценить возможную угрозу. Она отрывисто и сильно ударяет в закрытую дверь кабинета, не дожидаясь пока это сделает за нее стражник, но позволяет открыть перед собой дверь,  и представить себя. Легкий наклон головы в знак приветствия.
- Пятый офицер, Канда Юу? - в помещении было два молодых офицеров. Унохана задумчиво перевела взгляд с одного на другого, - Я бы хотела поговорить с вами. У меня есть вопросы, касающиеся задержанных вайзардов. Если вы не против, то я бы хотела, чтобы разговор прошел наедине, - она мягко улыбнулась, прикрывая глаза, и наклоняя голову на бок в ожидании ответа.
У каждого своя причина сражаться. У Этих юношей, чью беседу она прервала своим появлением - она тоже есть. Деяния изменяют настоящее, причины порождаются следствия, которые в свою очередь становятся причинами. Иногда, последствия оказываются страшнее самого поступка. Иногда, изначальная цель теряет свое значение. Войны продолжаются, недопонимание растет. И найдется в этом мире кто-нибудь, кто признает свои грехи и примет за них искупление?..

+1

128

Наверное, для разговоров ещё слишком рано и нужно соблюдать какой-то если не совсем постельный, то хотя бы через раз лежачий режим, чтобы отдыхать. Мысль и нить разговора так и стремиться выскользнуть прямо из пальцев. Исчез с глаз тюбик - и всё, пустота и вакуум в голове, который разрывается звенящим "витамин С". А что витамин? Ну витамин и витамин... Если уж не поесть, то поспать бы, наверное. В любой непонятной и сложной ситуации хорошо, наверное, ложиться спать. Глядишь, когда проснешься, всё либо само само собой образумится и образуется,  ну или появятся новые факты, которых не хватало; как минимум - ясность в своей собственной голове должна будет уже быть. А сейчас... Мысли скользили от одной фигуры к другой, между лицами, уже неспособные зацепиться за что-то и лишь притрагивающиеся вскользь.
- Оомаэда? - Скрестив руки под грудью и облокотившись на стену позади себя, забираясь на узкую кровать с ногами, девчонка переспросила имя. Звучала такая ситуация забавно: подкладывать таблетки в печенье... Специально не выдумаешь.
Дождаться чая, ага, конечно. Скорее они дождутся новой порции этой гадости. Но высказывать хмурые предположения Саругаки уже не стала, лишь, опустив голову, прикрыла чуть глаза, прислушиваясь в пол уха к недовольному урчанию желудка Куны. Что и требовалось доказать! А ещё, показалось ей или нет, что она слышала ещё один знакомый отзвук и отблеск имени? Мысленно потянуться в соседнюю камеру, где уже утихли и угасли отзвуки боли. Дурень. Это же надо было умудриться так подставиться? Олух и полнейший кретин, не меньше. Ну ничего, вот выберутся они отсюда и она ему всё это припомнит.
- Р-роста?.. - Тихо, осторожно даже как-то, переспросила девчонка, исподлобья посмотрев на офицера. Сонливость как рукой сняло почти полностью. - Это ты сейчас на что намекнул?

0

129

Кенсей сидел неподвижно, молча вглядываясь в задумчивое лицо капитана четвертого отряда. Она не знает или не хочет знать. В любом случае – впереди лишь тьма неопределенности. Очень жаль, что пришлось возвращаться в Сообщество именно так. Все могло закончиться хорошо. А теперь вариантов не так много, учитывая, что Вайзарды даже смогут толком себя защитить на суде. Суд будет состоять только из приговора.
- Я понимаю. Да, хорошо. Я никуда не тороплюсь.
Унохана лишь на мгновение задумалась, подбирая определение помягче. Она действительно старалась помочь. Ее не в чем было винить.
Капитан ушла, и Мугурума скосил глаза на Шинджи.
- Какого черта мы купились на эту утку, приятель?
Ладно. Жизнь в мире живых не была чересчур радостной, но Сейрейтей уже однажды подправил судьбы вайзардов, склонив их во тьму. Зачем нужно было лезть обратно? Кто скучал по белым стенам из духовной энергии? Никто не скучал. Лишь где-то в глубине души. Распри между Айзеном и Ямамото нас не касались. И не понятно, касаются ли сейчас. Сейчас вообще черт те что творится.
- А ведь я, дурак, тоже согласился.
Кенсей сцепил пальцы в замок и положил на них голову. Тюрьма второго отряда мало отличалась от их гаража. Но в гараже, по крайней мере, каждый был волен делать то, что ему взбредет в голову. И ведь сделали же, что взбрело. А взбрело немного не то.
Унохана снова возникла в дверях камеры. Мугурума, не меняя позы, поднял на нее взгляд. Они с Шинджи потихоньку становились рекордсменами по вниманию, оказанному со стороны главного лекаря Готея. Хотя теперь это была просьба.
- Конечно, я не против. Надеюсь, меня не убьют сразу, как только я выйду отсюда.
Довольно сетовать на неудачи и плохую карму. Пришло время что-нибудь делать. Кенсей встал и двинулся к выходу из камеры, еще раз, через плечо, глянув на Шинджи. Печальная картина, черт возьми.
Вайзард угрюмо отмерял шаги, глядя в пол. Его все не оставляла мысль о том, как же ловко их подставили.
- Спасибо, Унохана-сан, вам тоже, -  выйдя из камеры и пройдя несколько шагов, Кенсей остановился, поравнявшись с Уноханой, - Не сомневаюсь в этом.
Шаг, шаг, еще шаг. Когда-то по этому полу он ходил, спиной чувствуя трепещущее от малейшего дуновения ветра, почти невесомое капитанское хаори. А теперь у него даже занпакто отняли. Ну, хоть не в одиночки рассадили. Видать помнят.
- Роуз? Эу, Роуз. Ты как, норм?
Блондин сидел один в своей камере. Вид у него был не очень. Сбежавшаяся охрана, судя по всему, уже была распущена Уноханой, и теперь Роджюро оставили в покое. Правда, дверь заперли.
- Кенсей? Ты что здесь разгуливаешь? И где Лав? С ним все в порядке?
Мугурума оперся плечом на решетку, покосившись на показавшихся из-за угла бойцов второго отряда.
- Все нормально, Роуз. Мне, как видишь, позволили тут гулять, дышать воздухом. А вот тебя не выпустят и не пустят к Лаву, если будешь закатывать сцены. Так что возникай и дай этим парням… Ээ…, - подошедшие офицеры оказались девушками, поначалу  не распознанными из-за повязок на лице, и, хмуро покосившись на Мугуруму, принялись отпирать дверь в камеру, - короче щас они тебя осмотрят и отпустят на все четыре. Только не убегай далеко, ок?
Роуз тяжело вздохнул и опустился на койку, наградив вошедших шиноби страдальческим взглядом. Тирада Кенсея явно его не воодушевила, но, по крайней мере, успокоила. Вайзардам нужно было держаться вместе, и Роджуро нечего было делать в одиночке.
- Бывай.
Мугурума отлепился от решетки и двинулся назад, к своей камере. К черту все. Охота полежать.

0

130

Капитану 4го отряда, Унохане Рецу от капитана 8го отряда Киораку Шунсуя

Добрый день, Рецу-сан, надеюсь, что не отвлекаю Вас от дел.
Когда Вы получите это сообщение, я, вероятнее всего, уже буду находиться в Сейрейтее. Со мной Хейджин Ко, лейтенант второго отряда. Девушка тяжело ранена и меня беспокоит характер ее повреждений. Прошу, если Вас не затруднит - пришлите кого-нибудь кто смог бы оказать помощь к штаб квартире Вашего отряда.
Ах да, с этого стоило начать - в тринадцатом районе Руконгая шел бой с использованием запретных техник кидо и Хейджин-сан, на данный момент, единственный свидетель произошедшего. Не уверен, но, возможно, это может пролить свет на дело о вайзардах.
Искренне Ваш.
Шунсуй <3

Отредактировано Адская бабочка (2012-02-07 20:51:48)

0

131

У офицеров Готея в разгар рабочего дня редко выдаются спокойные минуты. Особенно это касается членов второго отряда. За последние несколько часов в тюремный блок поступило больше заключенных, чем за несколько недель до этого. Сложная обстановка в мире (точнее, во всех мирах, от Общества Душ до Генсея) в каком-то смысле действовала на благо Сейретея. Перед лицом внешнего врага внутренние противоречия если и не забывались, то, по крайней мере, откладывались на некоторое время. Потому и нарушителей из шинигами стало меньше. Хотя без работы члены второго отряда не оставались никогда.
Для Юу этот день стал особенно хлопотным - слишком необычные заключенные. Не смотря на свою верность Готею в целом и отряду в частности, Канда относился к пленным вайзардам непозволительно сочувствующе. Не смотря на то, что отдельные личности раздражали его неимоверно, в целом ситуация, в которой оказались эти бывшие шинигами, была весьма печальной. Обзорная "экскурсия" с Альтом стала тем перерывом на отдых, который был необходим пятому офицеру. Но долго общаться мужчинам не позволили - раздавшийся стук в дверь прервал Юу едва ли не на середине фразы. Впрочем, рявкнуть что-нибудь резкое на нежданного визитера Канда, к счастью, не успел. Повышать голос на капитана - это невежливо и небезопасно. Тем более, что гостем оказалась капитан четвертого отряда, которую уважали практически все в Готее. Не только за ее сложный и важный труд медика, но и за неизменную тихую улыбку. Даже сейчас, находясь в несамом располагающем к милой беседе месте, Унохана-тайчо оставалась верна себе.
Первая же фраза капитана сняла вопросы о том, к кому она пришла. Вскочивший из-за стола при ее появлении Канда вежливо кивнул в знак приветствия. Пока пятый офицер выпроваживал Ямато ("проверь пока заключенных"), Юу пытался понять, что же именно интересует капитана.
Отчет по Мугуруме еще не готов. Какие-то проблемы с состоянием заключенных? Нет, мне бы доложили. Неужели так быстро было принято решение о дальнейшей судьбе пленных? Сомневаюсь.
- Чем могу помочь, Унохана-тайчо?
Не смотря на то, что формально капитан четвертого отряда не могла отдавать приказы офицеру второго, на деле же любой шинигами старался выполнить просьбы (не говоря уже о приказах) капитанов. Кроме тех редких случаев, когда возникал конфликт между приказом прямого начальства и просьбой другого старшего офицера. Так что Канда вежливо и терпеливо (что для него было не слишком свойственно) ожидал вопросов Уноханы. Как подозревал пятый офицер, они будут касаться не столько физического, сколько психического состояния вайзардов. В конце концов, Юу был одним из немногих, кто общался с пленными.
Еще не начавшийся толком разговор прервало появление адской бабочки. Поскольку она была адресована Унохане-тайчо, Канда насторожился. Бабочка означала срочное сообщение, а почему могут вызывать лучшего медика Сейретея? Первое, что приходит в голову - кто-то получил серьезное ранение. Учитывая, что в тюремном блоке уже находилось несколько весьма потрепанных вайзардов, вполне логично было ожидать вскоре пополнения списка заключенных.

+2

132

Зачем Ханатаро заступил на службу в Готей? Он был в здравом уме, принимая это решение, хотя, ему всю жизнь казалось, что поступает он рассудительно и правильно, а в итоге решение помочь бродягам едва и не стало ошибкой. Но тогда все было по-другому. В тот день светило солнце, раскаляя добела вихристый пепел облаков на голубом небе. На процедуре, похожей на собеседование по поводу распределения, он постоянно погружался в отсутствующую задумчивость, пересчитывая малиновые витки на крыльях черной бабочки. Она сидела на окне и поворачивала тонкие крылья так, что становилась на секунду совсем прозрачной, почти незаметной, а потом снова появлялась отчетливо. Ханатаро два раза пропустил мимо ушей вопросы к нему, и с наметанной на наблюдениях за бабочкой точностью подмечал нервную дрожь складок на лбу у одного из своих бывших преподавателей. Он не злился, он просто пытался добиться от мальчишки предельной серьезности, и это действительно работало, до поры до времени. Пока мальчишка снова не переместит взгляд куда-то назад и не захлопает ресницами, подозрительно в такт бабочкиным крылышкам. Он принял решение уже давно и давно сказал о нем своему самому любимому преподавателю, по искусству Кидо. Разумеется, это был и его выбор и просто долг перед братом, который тоже служил всю жизнь в четвертом отряде, а если быть точнее, служил тем, кто нуждался в помощи. Ханатаро с самого начала знал, что из него не выйдет воина, хорошего мечника и тем более лабораторного ассистента – все хрупкие скляночки чудесным образом сами по себе выскальзывали из рук. Занпакто он владел только на уровне, который требовался от любого выпускника академии, стоически преодолевал свой внутренний протест. Руки сжимали рукоять с такой силой, что ладошки потом сильно болели, и было почти что подвигом прийти и написать потом целую лекцию. Он не стремился к успехам в овладении занпакто, но как-то само так получилось, что его чувства пробудили в клинке дух меча, который оказался отражением его отказа причинять боль. Он хорошо помнил, как прикоснулся к облаку оранжевого света, а оно свернулось в ответ в форму длинноухого кролика с пушистым хвостом. Такая сила не могла быть силой, причиняющей вред. Он так боялся ее найти в себе, а она оказалась такой светлой и идеальной для него.
Зачем же было заступать на службу в Готей? Долг перед братом, желание приносить пользу и избавлять сильных людей от страданий, которые мешают им идти дальше. Милосердие в чистом виде, к любому, кто нуждается в помощи. Ханатаро хотел изменить этот мир в лучшую сторону, не насилием, но состраданием и добром. Иногда его сила казалась ему громадой одной, большой движущей силы, а порой вся эта громада сжималась до размеров ничтожной песчинки, до прозрачности пустого звука, форму которого принимали его слова. Он в надежде взглянул на зеленовласку, ловя в каждой фразе чужую улыбку, расслабленный вздох расправляющей крылья души. Он продолжал улыбаться, чтобы никто не смог заметить, как опускаются у офицера четвертого отряда руки.
- Есть кое-что по-действеннее витамина С, Маширо-сан, - мальчишка заболтал ножками, свешенными с кровати, - Есть четвертый отряд, который всегда готов оказать помощь. Обращайтесь сразу ко мне, я.. не такой уж хороший медик но, - смущенно потер затылок, - Но ткани и органы – это на раз-два.
Разумеется, как всегда им говорила Унохана-тайчо, главное остается за силой воли и желанием жить. Это единственное, что не зависит от них, не может зависеть вообще ни от кого, кроме как от самого человека в отдельности.
Распахнув глазки, офицер взглянул на вторую собеседницу. Вот уж чья душа точно не хотела взмахнуть крыльями и блеснуть лучиком света в сторону беспокойного мальчишки, так это душа Хиори-сан. Она может и утешалась местами, местами верила и держала душу мальчишки, как пацанка, грубо да за руку, только ничего этого он не мог почувствовать. Нахохлилась ее душа и закрыла голову крыльями, возмущенно ухает и щелкает клювом. Но, в общем-то, если он не видел чего-то, это не факт, что ничего не было на самом деле. Но за возможность одним глазком взглянуть, прикоснуться, он бы отдал что угодно.
- Нет-нет, ни на что, - принужденно рассмеялся он. Все было как раз наоборот. Почти любимый цвет и любимый размер, да избавь кто-нибудь последнее слово от ненужного превратного смысла. Рост блондинки идеально подходил к определению «маленькая зараза», а «большая зараза» или «высокая зараза» - звучало бы ужасно, надо признать. Да и не зараза вовсе, просто.. маленькая что ли? – Капитан Хицугая тоже не высокий, но все уважают его как шинигами, в раннем возрасте добившегося больших успехов. Это замечательно, - и тут дверь соседней камеры скрипнула. Ханатаро запомнил имя этого вайзарда. Удивительно, как оно до сих пор держалось в голове? Он ведь боялся забыть его еще на входе сюда. Бесшумно соскочив с кровати, он подбежал к решетке, волнительно постучал кулачком о невозмутимую стену-перегородку камер,
- Мугурума-сан, вам не нужна какая-нибудь помощь? Все в порядке?

+2

133

Kanda Yuu

Тех, кто впервые в жизни говорил с Уноханой Рецу, или же видел ее ближе, чем с расстояния пары десятков уставных метров, в первую очередь замечали невероятное спокойствие этой женщины. Оно не имело ничего общего с фамильным бесстрастием Кучики или с напускной веселостью Кеораку Шинсуя, за которой усмотреть настоящие чувства было непросто. Ее спокойствие было равно спокойствию океана, необъятного, непостижимого - его воды тихи, но кто знает что скрывается в этой безмятежной глубине? Темные глаза с ласковыми морщинками в уголках, прикрылись, когда женщина с улыбкой ждала пока второй офицер выйдет за дверь и появится возможность продолжить беседу. Такие разговоры лучше вести наедине. Не потому, что в их беседе могло проскользнуть нечто, не подходящее для чужих ушей, и даже не из-за предмета разговора. Причина была немного острее. Она собирался спрашивать не только факты, но и предположения, а что может быть туманней, чем досужие домыслы? И что может быть воспринято не правильней, чем простые мысли вслух. Другое дело, что просто так никто не озвучивает свои мысли, кроме глупцов разумеется.
Она как раз обдумывала, как правильнее повести разговор, чтобы настороженный молодой человек правильно истолковал ее вопросы и дал на них нужные ответы, как в едва прикрытую за вышедшим шинигами дверь, влетела черная вестница, и закружилась вокруг, настаивая на внимании.
- Прошу простить.
Унохана вытянула палец, принимая бабочку. По мере передачи сообщения, тонкие темные брови все сильнее хмурились. Вести были тревожными и важными. Капитан четвертого задумчиво потерла подбородок. Ситуация была не простая. Она хотела продолжить разговор с ведущим дознание офицером во что бы это ни стало, не дожидаясь официального рапорта, которые еще неизвестно когда будет, и будет ли вообще, потому как неизвестно насколько серьезно, рассказанное вайзардами. Она не могла говорить напрямую с Кенсейем в камере, а слов только Хирако Синдзи было недостаточно для того, чтобы сложить общую картину. При этом, она не могла оставить без внимания просьбу Кеораку, особенно с учетом того, кого он доставил в госпиталь. В этом была основная проблема - если раны Хэйджин и впрямь, как подозрительны, как говорит Шинсуй, и при этом шел тяжелый бой, то вывод напрашивался всего один. Вопреки всем предупреждениям и запретам, девушка все же применила последнее раскрытие зампакто. При ее темпераменте это было неудивительно. Хотя, возможно, это было единственным средством к спасению - каким бы ни был лейтенант второго отряда, против запретных техник Кидо высшего порядка мало кто способен выстоять. Особенно, если их применяет тот, кто специализируется именно на них. С Ушиедой Хачигеном она была не знакома близко и не могла строить предположений, но видела факты. Бой был с использованием запретных техник Кидо. С ними знакомы только старшие офицеры корпуса Кидо. Хачиген был лейтенантом Кидо взвода. И он был вайзардом. Но, с кем сражалась Хейджин знала только она, и это знание и правда могло рассказать многое в спорном вопросе о судьбе вайзардов, что делало ценность ее жизни баснословной. И должно было встать приоритетной задачей. Унохана едва слышно вздохнула и кивнула сама себе - складка между бровей разгладилась - она приняла решение.
- Мне сообщили, что ваш лейтенант, Хэйджин Ко, которая находилась на задании в 13-ом районе Руконгая, доставлена в госпиталь в тяжелом состоянии, - Унохана внимательно смотрела в лицо офицера, наблюдая за реакцией, - Я думаю, что не ошибусь, если скажу, что она стала свидетельницей чего-то важного, а битва, которую она провела может стать ключом к ситуации, в которой сейчас пытается разобраться Готей 13. Подождите минуту, пожалуйста, после мы вернемся к нашему разговору, - с этими словами она сотворила несколько бабочек. Одну - в отряд, с необходимыми указаниями, вторую - для Ханатаро. Мальчик был очень способный, но слишком робкий. Бросать его в гущу событий было несколько нечестно и эгоистично с ее стороны, но это было для его же блага. На войне дети взрослеют много быстрее. Тот же случай с реока... В чем-то, она была даже благодарна Куросаки Ичиго, ведь именно из-за его поступков Сообщество Душ смогло проснуться от долгого сна и принять наконец то, что сытое лето подошло к концу и пришла пора осени, за которой грядет тяжелая зима.
- У нас меньше времени, чем хотелось бы мне, ведь ввиду последних событий мое присутствие может оказаться обязательным. Поэтому я перейду сразу к делу. Я пришла к вам не просто так, Канда-сан, - она прячет маленькие ладошки в рукава хаори и прикрыв глаза думает о том, что была бы рада, если бы спокойное, сонное лето длилось вечно. - Я знаю, что вы были тем, кто опрашивал вайзардов, после их пленения. Я так же говорила с Хирако Синдзи после его госпитализации, и мне хотелось бы услышать ту же историю с другой точки зрения и с других слов. Можете мне рассказать тоже, что они рассказали вам? Не официальный рапорт с удобными выводами, а их слова, как они есть и ваши наблюдения, - она открывает глаза. На молодого шинигами спокойно и холодно смотрит темный океан, плескающийся в клетке глаз. - Вы ведь не просто так назначены дознавателем, и психологический портрет не должен быть для вас сложным занятием? В свою очередь я расскажу вам переданное мне Хирако Синдзи и отвечу на ваши вопросы, касаемо событий столетней давности, если вы конечно хотите знать правду о том, что случилось тогда, и кем на самом деле являются вайзарды.

+5

134

7-ому офицеру 4-ого отряда, Ямадо Ханатаро от капитана 4-ого отряда Уноханы Рецу.

Ямадо-кун, отправляйтесь обратно в отряд. В скором времени в госпиталь поступит лейтенант 2-ого отряда - она тяжело ранена. Проследите за тем, чтобы все было готово к ее приему и с бригадой ожидайте поступления, и после - окажите ей необходимую помощь. В случае, если ранения будут слишком тяжелы, и обратитесь за помощью к лейтенанту Котецу.
Я рассчитываю на вас.

Капитан Унохана.

0

135

А Ханатаро был мил, даже очень очень мил. И это, если учесть, что по идее они вайзарды сейчас отрицательные герои. Она смотрела на паренька с сияющей улыбкой. Маширо подумала, что он похож на идеального младшего брата из какого-нибудь популярного комикса. А так в силу жанра, да и обстоятельств хочется тут же потискать, погладить по волосам, устроив там непременно шухер. Возможно она бы так и сделала. Ей это ничего не стоило, но взгляд сам собой устремился на громоздкие блокаторы рейяцу, которые всю картинку сразу же окрашивало в черные тона.
- Ловлю тебя на слове Хани-чан. - Озорно подмигнув пареньку, Маширо просто наблюдала за диалогом Хиори и Ханатаро-куна. Пару раз она даже хихикнула, глядя на то, как подруга готова была завестись от не столь удачно прозвучавшего для нее слова. Вот сама Маширо никогда не могла понять реакцию Саругаки на свой рост. Ну и что что маленькая? Зато милая и шустрая, да и в обиду себя не даст. Маширо вот тоже не была особо высокой, но ей нравилась ее миниатюрность. Как ей казалось так и должно было быть. Это естественно и с ее точки зрения гармонично для девушек. Тем более, что рядом с кем-то вроде Шинджи Хиори смотрелась очень даже симпатично. А если бы она еще поменьше показывала свой взрывной характер и даже позволила себе мягко улыбнуться можно было бы подумать, что Лысый и Обезьянка влюбленная парочка. "О да-а. Представляю, если бы я поведала о своих мыслях Хиори. Тапком бы не отделалась. Хотя такая ее реакция может говорить и о том, что мои мысли верны." Стало даже как-то веселее и теплее на душе. Позитивные мысли настраивали на спокойствие и уверенность, что они смогут выпутаться из этой ситуации и жить как привыкли.
За дверью послышались шаги. На пороге возник Кенсей, и из-за его спины в камеру впорхнула крылатая вестница, которая начала кружиться около Хани-чана.
Зеленовласка переводила взгляд с бабочки на капитана, но не решилась задать свои вопросы, тем более перебивать не хорошо. Хотя когда "хорошо" и "не хорошо" останавливали девушку? Вот именно. Никогда.
- Ну-у-у . . . что ты застыл, как дуб у двери. Давай колись, чего там творится? - "Как Шинджи? Может он узнал, что-то про ребят." Слова Маширо сопроводила хлопком по месту на койке рядом с ней.

+2

136

Честно говоря, Канда не ожидал, что капитан Унохана озвучит ему сообщение, переданной ей адской бабочкой. Мало ли, что там могло быть в этом сообщении. Особенно, если это касалось внутренних дел четвертого отряда. Но, тем не менее, Юу с некоторой настороженностью ждал, пока Унохана-тайчо ознакомиться с посланием. Пятого офицера в первуюю очередь волновал вопрос, нужно ли ему готовить новые камеры к приему "гостей". Капитан четвертого отряда все же сообщила новости. И, как оказалось, новости не самые приятные.
- Мне сообщили, что ваш лейтенант, Хэйджин Ко, которая находилась на задании в 13-ом районе Руконгая, доставлена в госпиталь в тяжелом состоянии...
Канда неволно нахмурлся, услышав это. Не то, чтобы он особо тепло относился к Хейджин-фукутайчо, но она все же была его лейтенантом. К тому же, серьезно ранить офицера высокого ранга не так уж и легко. И если лейтенант доставлена в госпиталь "в серьезном состоянии", то это значит, что медики едва ее вытащили с того света (насколько это выражение применимо к шинигами). Или еще не вытащили.
Полагаю, капитан уже в курсе. Ей должны были соощить в первую очередь. Значит, в ближайшее время нужно будет ожидать указаний относительно пленников. В лучшем случае их ждут новые допросы.
На просьбу Уноханы-тайчо подождать, пятый офицер молча склонил голову. Вежливость капитана была несколько непривычна. Сой Фон свои действия редко поясняла и, тем более, просила о чем-либо подчиненных. Самому Канде вариант отношения своего капитана больше импонировал - все четко и понятно. Есть капитан, есть ее приказы.
Вопрос Уноханы заставил Канду серьезно задуматься. С одной стороны, он не имел права смешивать отчеты и свое собственное мнение. Но ведь сейчасбла просто неофициальная беседа, так что пятый офицер счел возможным высказаться более откровенно:
- Они не слишком склонны к сотрудничеству, но это можно понять, учитывая ситуацию. Ядомару считает, что Готей предал их и вообще несколько озлобленна. Тем не менее, она считает Айзена приоритетным противником. Именно ради мести ему вайзарды согласились пойти на переговоры с Готеем. И, по утверждению Ядомару, они не планировали оказаться в Руконгае и вступать в конфликт с шинигами. Более того, она утверждает, что сознательно пошла на собственный арест.
Тут Юу не удержался от скептического хмыканья. Учитывая состояние Лизы, в котором она попала в камеру, это утверждение вряд ли стоило считать правдой.
- В общем, если верить их словам, вайзарды непричастны к уничтожению парламентеров. Мугурума Кенсей проявил наибольшую склонность к сотрудничеству из всех задержанных. Впрочем, он подтвердил слова Ядомару о непричастности вайзардов к нападению.
Шинигами ненадолго замолчал и, спустя пару секунд заминки, все же добавил:
- По-моему мнению, задержанные говорят правду. Они определенно многое скрывают и не испытывают особой любви к Готею, но к исчезновению парламентеров они непричастны. И, если командование проявит инициативу, могут пойти на сотрудничество. По крайней мере, некоторые из них.
Канда вспомнил о Хиори, которая просто отказалась отвечать на его вопросы, и Ядомару, которая сделала все, чтобы вывести пятого офицера из себя. Но ведь среди вайзардов был и вполне адекватный Кенсей.
Через еще несколько минут колебаний, заметных невооруженным взглядом, Юу все же договорил:
- Мне бы хотелось видеть вайзардов нашими союзниками, а не пленными.
Это не было сочувствием или чем-то в этом роде. Просто Канда предпочитал оптимальность во всем. Союзники - это всегда лучше, чем враги, верно? Хотя кое-кого из этих потенциальных союзников он бы подержал за решеткой. Для повышения культуры и сдержанности.

0

137

нарушение очереди с позволения админ-состава

Ну, вот как будто кто-то стоял рядом и постоянно напоминал.
Как только Кенсей подошел к решетке, то, лишь бросив взгляд на спящего Шинджи, сразу же погрузился в мысли о том, что его сюда привело. Этого делать совершенно не хотелось и, хотя вайзард понимал, что случайно может вспомнить что-нибудь важное, но все равно пытался отгонять воспоминания минувшего дня.
Еще раз, Кенсей, идем вперед, ведь все уже заранее предрешено.
Эта мысль не относилась к суду или чему-то, в чем Мугурума не сомневался. Она была эфемерна и лишь говорила о том, что вайзард был, в какой-то степени, сторонником фатализма. Такая небольшая особенность часто помогала ему во время службы в Готее. Будь что будет – если этот огромный пустой убьет тебя, значит так должно быть. Если ты окажешься проворнее и занпакто не станет лениться и позволит тебе воспользоваться своей силой – пустой будет спасен из этой гнилой оболочки и, наконец, обретет вымученный покой. Пусть он не сможет отблагодарить тебя за спасение, но твоя жизнь и будет твоей наградой.
И снова Тачиказе рвется в бой. И он не подводит. А смерть все также далеко, где-то там, где ее невозможно рассмотреть.
Мугурума вспомнил Канаме. Вспомнил Айзена. Глухой стук кулаком по гладкой белой стене камеры. Ничего страшного. Все было заранее предрешено.
Неожиданно стена заговорила, будто отозвавшись на грубость со стороны вайзарда. Кенсей, от удивления, не очень хорошо разобрал слов, однако довольно быстро сообразил, что голос всего лишь идет с другой стороны. Пойти, что ли, посмотреть? Тем более лежать уже расхотелось, пусть Шинджи отлеживается за двоих.
В коридоре Мугуруму обогнала бабочка. Кому и от кого? Наверняка какие-нибудь распоряжения по поводу пленников. Очередная перестановка или просто отчеты?
Отмахиваясь рукой от черной вестницы, вайзард шагнул на порог соседней камеры и молча обвел взглядом уже присутствовавших.
- Йо. Как жизнь?
Кенсей плохо вписывался в уже собравшийся здесь клуб коротышек из Маширо, Хиори и пацана-шинигами, явно не относившегося к омницукидо. По, ранее, сквозь стену, заданному пареньком вопросу Мугурума определил его к войску Уноханы, пришедшему с миссией спасать утопающих.
- А чего может твориться? – Кенсей поморщился и отмахнулся от вопроса Куны, сделав лишь шаг внутрь и сразу отвернувшись к решетке, - Шинджи отдыхает, Роуза залечивают. Лав где-то тут должен быть. Хачи - непонятно где. Унохана, как обычно, не была очень разговорчивой и не выходила за рамки устава, так что ничего толком я не узнал. Так что сидим и курим дальше.
Вайзард развернулся лицом в камеру и, нахмурившись, кивнул на крутившуюся возле шинигами-медика бабочку.
- Ну, чего там? Последний ужин хоть дадут?

Отредактировано Kensei Muguruma (2012-02-27 21:02:32)

+1

138

Офф: Канда-сан, информация, которую сейчас сообщит вам мой персонаж о вайзардах, событий ночи 100 лет назад, является строго секретной, о которой не знает даже некоторая часть капитанского состава. Дело замяли, существование личностей вайзардов – вычеркнули. Собственно – помнить их могут только те, кто с ними служил в то время, но что с ними случилось и куда они пропали – не знал никто.

Смотря из-под приспущенных век, спокойно она слушала чужие мысли, пытаясь связать их со своими. Белые пальцы, спрятанные в широких рукавах хаори, задумчиво гладили по коже руки, ткани, словно женщина перебирала крупный бисер, нанизывая его на нитку. Настороженный мальчик, что был главным в этом месте, оказался достаточно толковым - рамки законов Сообщества еще не успели зажать его, а разум не окостенел. Но странным было для нее другое - темный взгляд внимательно вглядывался в гладкое, юное лицо ища в его чертах признак такого простого и такого по-человечески живого чувства. Беспокойство за тех, кто дорог тебе. Она сообщила о том, что его лейтенант находится при смерти. Сообщила, хоть вначале и ее терзали сомнения на этот счет - она опасалась излишних волнений, вопросов, что чувство беспокойства спутает его мысли. Она ошибалась. По опыту Унохана знала насколько пагубно для членов отряда узнавать о ранении своих руководителей. Это все равно, что подрубить на корню дерево. Ведь солдаты - это ствол, а то на чем он стоит, что питает его и крону - это корни. Этими корнями являются капитан и лейтенант. За свою жизнь она множество раз наблюдала, как теряли голу бойцы, узнавшие о ранении командующего - кто-то от скорби, кто-то от ярости и жажды мести.. Но, видимо во втором отряде все было иначе, а возможно, просто чувство долго в этих шинигами развито сильнее, чем зависимость от собственных чувств и эмоций.
- Ядомару-кун всегда была немного резкой девочкой, - Унохана улыбается, касаясь раскрытой ладонью столешницы.  "Ох уж этот, Шинсуй... Всегда баловал своих лейтенантов... " - Не судите ее строго. Ее и остальных. Однажды преданному сложно довериться снова, и еще более сложно - если вместо протянутой руки схватиться за меч.
Темные глаза капитана четвертого отряда в задумчивости сквозь собеседника, словно своими мыслями она была далеко. Практически, так это и было. Она думала о многом, вспоминая и сопоставляя. Произошедшее сто лет назад хранилось в строгом секрете и практически никто, кроме высшего командования не знал правды, неудивительно что это бросало тень на вайзардов. Однако, как выяснилось совсем недавно, правда которую они знали и в которую они верили, была ненастоящей.
- Спасибо, что верите им, - взмах ресниц и взгляд становится снова остр и внимателен. - Им есть что скрывать, и есть что сказать. Многое из того, что пришлось скрыть. Вы ведь не знаете их историю? Кем на самом деле являются вайзарды и причину, по которой они ей стали. А так же - причину, из-за которой они хотят отомстить Айзену Соуске.

Она обходит стол, чтобы встать рядом с офицером, поднимая голову и смотря прямо в глаза.
- Произошедшее более ста лет назад, было виной Айзена Соуске, но наказаны были невинные. В ту ночь, Готей 13 опустел более чем наполовину. Восемь капитанов и лейтенантов стали жертвами эксперимента и были превращены в вайзардов. Оторибаши Роз - капитан 3-его отряда, Айкава Лав - капитан 7-ого отряда, Ядомару Лиза - лейтенант 8-ого отряда, Куна Маширо - лейтенант 9-ого отряда, Мугурума Кенсей - капитан 9-ого отряда, Саругаки Хиори - лейтенант 12-ого отряда и Ушиеда Хаччиген - лейтенант взвода Кидо. Хирако Синдзи, который был капитаном пятого отряда, под чьим началом служил Айзен Соуске, намного тяжелее всех остальных. Ему и капитану 12-ого отряда - Урахара Киске, которого вместе в капитаном кидо-взвода ТсукабишиТессаем обвинили в проведении эксперимента, в то время, как они напротив пытались спасти своих товарищей. Изгнание Урахары было объявлено номинально, спустя годы. На самом деле - он бежал из зала суда при помощи Шихоуин Йороучи. Она была в то время капитаном второго отряда и руководителем взвода онмицукидо. Они все скрылись в мире живых. Долгое время восемь вайзардов считались погибшими, но... выжили.

+2

139

Канда не любил быть объектом пристального внимания. неважно, чьего именно, хоть подчиненных, хоть старших офицеров. И потому ему было не слишком уютно под изучающим взглядом Унохан-тайчо. Не смотря на то, что капитан четвертого отряда славилась своей мягкостью и благожелательностью, Юу был излишне напряжен, и сам прекрасно это понимал. Но даже тренированному бойцу второго отряда порой сложно просто взять и приказать самому себе вести себя свободно и непринужденно.
Если лейтенант настолько серьезно ранена, то нужно быть в постоянной готовности. Сой Фон-тайчо наверняка скоро пришлет какие-нибудь распоряжения.
Впрочем, капитан второго отряда могла и просто сообщить подчиненным о ранении Хэйджин Ко, без каких-либо дополнительных распоряжений. Каждый боец второго отряда должен хорошо знать свои функции. И выполнять их вне зависимости от присутствия старшего командного состава.
Между тем, капитан Унохана продолжила разговор. На извинительно-оправдывающую характеристику Ядомару Канда лишь неопределенно пожал плечами. Он не был с ней знаком до того момента, как девушка попала в камеру. И вряд ли продолжит тесное знакомство в будущем. Поэтому пятому офицеру было глубоко безразлично, насколько резкая в общении Лиза. Но вот следующая фраза Уноханы заставила шинигами насторожиться.
Преданные? Значит, в словах вайзардов есть доля истины? Не думаю, что мне сейчас раскроют истинное положение дел.
Как показала практика, Канда ошибался. Именно правду о событиях более чем столетней давности ему рассказывала капитан четвертого отряда. И с каждой фразой Юу все сильнее хмурился. Ничего подобного он даже не предполагал. Айзен поставил столь масштабный эксперимент на таком количестве капитанов и лейтенантов, и при этом правда раскрылась только после открытого предательства? невероятно. Как ни печально это было признавать Канде, но сто лет назад его отряд показал себя непрофессионально. Они упустили предателя, более того, обвинили невиновных. Тот факт, что даже Шихоуин Йоруичи была вынуждена скрыться, показал серьезность ситуации.
Неужели правда раскрылась только сейчас? Но почему, в таком случае, командование не доверяет вайзардам? Если они просто жертвы эксперимента. Они же все равно бывшие члены Готея. Откуда такое недоверие? Впрочем, я не знаю, что там был за эксперимент и как он мог повлиять на их психику. Но тот же Кенсей показался мне вполне адекватным.
Дождавшись паузы, Юу задал вопрос:
- Унохана-тайчо, что лежит в основе конфликта Готея с вайзардами? То, что они не доверяют нам, это можно понять. Но ведь столь же настороженное отношение и со стороны Готея. Их готовы были обвинить в нападении на парламентеров лишь на основе неподтвержденных подозрений.
Канда не имел в виду ничего такого непатриотичного. Но ему, как начальнику тюремного блока, предстояло тесно контактировать с вайзардами. пока они считаются пленными. Потому любая информация, касающаяся их, была важна.

0

140

Нет-нет-нет... Совершенно точно пора завязывать с этими разговорами ни о чем и дурацкими наивными мечтами. Никогда подобное к хорошему не приводило. Ни разу. А их бравый медик уж даже шибко расслабился, но, видимо, поняв что сморозил какую-то глупость, пошел на попятную. Промычав себе под нос что-то нечленораздельное про рост и прочее. Девчонка лишь снова насупилась, но кару отложила на потом. Замаячивший в дверях Кенсей сместил плоскость мыслительной деятельности к более насущным проблемам и делам, чем чай с плюшками.
- Отвратительно, - тихо, на выдохе, отозвалась Хиори. Жизнь и правда повернулась к ним явно задом.
- Шуруй, - отмахнулась она коротким словом от мальчишки-офицера, к которому прилетела чернокрылая вестница. Не иначе, как вызывают куда-то. А то и правда, задержался он что-то в покоях для таких высокопоставленных подозреваемых, как они. Названное незнакомое имя кого-то из нового состава капитанов - даже не удосужилась хотя бы попытаться запомнить. А что, Родине, значит, забывать прежних героев можно, так зачем ей хотя бы такое косвенное знакомство с нынешними?
Слова Мугурумы лишь подтвердили, что самым неуловимым из всей их шайки оказался и самый умный. Чего там такого намудрил Хачи, что Готей его до сих пор не заметил - не ясно, как не понятно и то, чего он добьется тем, что все еще не с ними. А коек то тут еще много, поделились бы по-братски. С другой стороны, может он пытается улизнуть обратно в Мир Живых? А что, было бы занятно, кого только Куросаки уже не спасал, а теперь пусть попробует спасти кучку Вайзардов.
- Как всегда... - Не особо понятно к чему было сказано, но и не суть. Облокотившись снова на стену, девчонка в очередной раз осмотрела камеру, по линии пола, вдоль стен, к потолку. От созерцания отвлек последующий вопрос про ужин, вызвавший бурную реакцию желудка в форме негодующего ворчания.
- Да вы можете не думать о еде?!  - Обхватив себя руками, Саругаки насупилась, зверенышем посмотрев на экс-капитана. Издевается может?
"Интересно, а где этот бродит... Этот... Ну этот! Патлатый ещё такой..." - Имя офицера, который тут за ними присматривает, вылетело благополучно из головы, не задержавшись и оставив лишь совсем призрачный след. Да и особым вниманием он пока снисходил только до Лизы, но не суть... Может у него найдется книга жалоб и предложений этого заведения?
- Может это методы такие?.. Заморить голодом... - Так, стоп, ну сама же сказала, чтобы не думали о голоде и еде, а понесло. Нужно найти какую-то более оптимистичную тему для разговора. Только вот её нет... Потому что как ни крути, а положение дел - хреновое. Надо же было так встрять...
- Эй... А что вы сделаете первым делом, если мы выйдем отсюда? Ну.. Когда уже вернемся, например, обратно в Каракуру... - Едва ли, конечно, вернуться, едва ли даже выйдут. Но помечтать то не вредно.

+2


Вы здесь » Bleach World » Seireitei » Второй отряд | Тюремный блок