Bleach World

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Магазин Урахары » Комнаты


Комнаты

Сообщений 161 страница 170 из 170

161

- "Древняя легенда, о которой у нас никто не помнит, а известна она только в Аду"  и "Пара слов здесь-там"? - хмуро среагировал Хитсугайа, - Раньше ты придумывал отмазки поизящнее, Урахара, - Тоуширо понимал, что в очередной раз не сможет получить нормального ответа на свой вопрос, но от ехидной подколки все же не удержался. Тем более что, судя по выглядывающей из-под панамки добродушной улыбочке Киске, становящейся все шире, экс-капитан явно нарочно злил беловолосого шинигами ради забавы. А вот фиг тебе, зараза, не буду злиться и все тут. Тоуширо очень сильно не любил, когда им манипулируют, даже в таких мелочах. Хотя, к сожалению, темпераментный юноша далеко не всегда был способен не поддаваться на провокацию. Но он очень старался избавиться от такого вредного недостатка, и кое-какой прогресс в этом был. Например, сейчас Хитсугайа не стал, как в начале разговора, раздражаться и прикидывать потенциальную полезность и вредность действия "дать Урахаре в улыбающийся бубен". Вместо этого тайчо вздохнул, сожалея о несовершенстве мира, и хладнокровно продолжил обдумывать рассказ.
Две силы, которые надо отловить и вернуть в Ад? И одна из них была у той твари. Хитсугайа перехватил взгляд Урахары, адресованный Рангику, и постарался припомнить рассказ своего лейтенанта. Мацумото рассказывала, что какое-то существо приходило сюда. Ей показалось, что этому существу было что-то нужно, но не мы. Хм. Владелец сил? В задумчивости Тоуширо едва не прослушал чем, по мнению Урахары, тайчо десятого отряда сейчас должен заняться. Нет, ну точно нарочно издевается. И Мацумото туда же. Поочередно наградив обоих собеседников ледяным взглядом, ясно показывающим все отношение тайчо к возможности "отдыхать на законных основаниях" в такой ситуации в целом и к телевидению мира живых в частности, юноша мрачно фыркнул. Нет, конечно, Хитсугайа спокойно мог бы даже в таком состоянии из упрямства потопать на улицы города с целью если не вернуть эти чертовы силы в Ад, то хотя бы их найти для возвращения... Но, хотя этот вариант и утешал гордость и чувство собственной важности Тоуширо, здравый смысл был им сильно недоволен. А, несмотря на сильно заметную внешне импульсивность, в принятии большей части решений беловолосый шинигами все же отдавал предпочтение именно здравому смыслу.
- Черт с вами, - мрачно пробурчал юноша - Не тормози с вытаскиванием нас из гигаев, Урахара. И еще, - Тоуширо с явно просвечивающим мальчишеским любопытством в голосе задал очередной вопрос - Подробнее о силах. Что они? Оружие? Артефакты? Существа? Та тварь, с которой я дрался - одна из сил? - вызванные из памяти воспоминания в очередной раз слегка усилили отодвинутую на задний план боль, грызущую побитое тело. Хитсугайа задумчиво и саркастично усмехнулся - Не хотелось бы собирать ее по кусочкам после того, что устроила Сой Фон в штабе, для возврата в Ад...

Иногда у тайчо возникало стойкое ощущение, что мироздание над ним издевается. Чаще всего это происходило тогда, когда его собственный лейтенант вел себя так, словно она выше его по званию. А иногда и вот так, как сейчас. Не успел Тоуширо закончить фразу с сожалением по погибшей твари, как сёдзи за спиной Урахары отодвинулось в сторону, в проем заглянула та самая, видимо, недостаточно удачно погибшая тварь, буркнула что-то себе под нос и скрылась обратно.
Пока мозг еще только осмыслял увиденное, тело тайчо уже вскочило на ноги, сжав в руке обнаженный Хьоринмару, только что мирно лежащий рядом с футоном. Несколько мгновений, пока инстинкты воинственного шинигами решали, что делать - отступать и готовиться защищаться или бросаться в атаку, добивать ненавистного гада, - Хитсугайа простоял на месте. Когда, спустя секунду, под влиянием злости и жажды мести решение было принято, беловолосый юноша рванулся вперед. Запутавшись ногами в одеяле и чуть не позорно навернувшись носом в бамбуковый пол, тайчо сделал шаг... и примерно в этот момент мозг наконец догнал по скорости реакции тело. Прихватив с собой все те ощущения, которые исправно посылал мозгу гигай.
Разом нахлынувшая огромная волна зашкаливающей боли заставила Тоуширо упасть на одно колено, оперевшись на упертый в пол занпакто, и согнуться. Мысленный страдальческий вой вырвался наружу громким шипением сквозь плотно, до скрипа сжатые зубы. Зрение затуманилось, в ушах зашумело, и на несколько бесконечно долгих секунд Хитсугайа совершенно выпал из реальности, сражаясь в своем, полном огня и боли, небольшом мирке с телом, которое твердо вознамерилось прямо сейчас помереть на месте от болевого шока.
Справившись со слабовольной материальной оболочкой и судорожно хватая ртом воздух, шинигами потратил еще минуту на то, чтобы отдышаться и смахнуть с глаз навернувшиеся слезы. Боль смирилась с тем, что упрямый тайчо не собирается ей сдаваться, и снова отступила в уголок разума, не исчезнув, а лишь слегка притупившись. Стараясь по возможности не шевелить ни одной доступной для шевеления мышцой, Хитсугайа осторожно приоткрыл стиснутые челюсти, облизал пересохшие губы, и негромко, максимально лаконично, постаравшись вложить в слова все только что испытанные эмоции и ощущения, поинтересовался у пола.
- Какого дьявола, Урахара?!?

+3

162

Шадэ успешно разрисовал Арисаву кровью со всех сторон, с которых возможно, ощущение мокрости и скованности от засыхающей коркой крови были неприятными. Было щекотно от вливающейся духовной энергии, рецепторы будоражило, потому Арисава пропитывалась энергетикой падшего, она была дикой, возбуждающей и необузданной, горячей, так сказать без примесей, чистый насыщенный концентрат, если Тацки впоследствии первое время будет борзо огрызаться и вести еще больше чем раньше пацанкой то ничего удивительного - тут смело можно сказать наследил Шадэ. Пока суть да дело, Тацки сосредоточенно впитывала силу, Наки сказал, что он, грубо говоря, ее пометил, теперь она как на карте мира, эдакий маячок для него, Арисава нахмурилась, хотела возмущенно что-то тявкнуть, да тут он ухватился за подбородок, а нос падшего был в странной близости, от которой заалели щеки и шея, глаза были почти в куче, но да ладно, в горле пересохло, а сердце выпрыгивало, куда то на уровень потолка   плясало чечотку. Девочка сглотнула, ей стало страшно, а что если помимо того, что он поделился силой, он еще что-то сделал, он же демон, да поздно было уже рыпаться и сомнения эти были одним словом тупорылыми отбрешинами.
Губы вспыхнули огнем долгого поцелуя, голова кружилась от всего вместе взятого, начиная от духовной энергетики от которой казалось током все бегает по телу, от запаха демона-мужчины рядом и в сознании. Целовалась с опытным мужчиной впервые и ей понравилось, да кому бы не понравилось он ведь не простой да и брутальный. Томительный желанный момент закончился неожиданно, как и начался.
- Сочтемся, - в той же манере, заверила Наки, Арисава, явно перенасытившаяся его энергетикой. А на физиономии блуждала полубезумная довольная, разомлевшая зажравшаяся улыбка. Да, ей не помешало бы поспать и переварить все, что только что произошло. Как сидела Тацки послушно по указанию Шадэ ухнула на пол с футоном, довольно потерла животик, который грел приятный обед, и положила руку на грудь, под которой было внутри тепло и уютно. Внезапно школьница перевела взгляд на запястья и на локоть там, где была глубокая рана, она на глазах затягивалась, словно получив недостающие ингредиенты, кожа быстро наращивалась и срасталась.
- Ух ты, да ты крут, Наки! – В догонку проорала школьница - И поцелуй тоже!

0

163

Это было даже в чем-то... похоже на шутку. Или на черноватую комедию положений, где герои бегают друг за другом по коридору с множеством дверей, открывая их и закрывая. В общем, это было бы даже забавно и весело, если бы не столь плачевное положение обоих участников. С другой стороны, именно поэтому в уютном магазинчике Урахары подобная судьбоносная встреча не завершилась примитивной потасовкой в коридорах. Нет, конечно, Киске бы смог напомнить гостям о вежливости, но потом пришлось бы беспорядок убирать, а то и косметический ремонт бы понадобился... в общем, сплошные проблемы.
А их и без этого хватает.
- Куда же вы, Накистура-сан? - как-то легко и непринужденно Киске оказался на ногах, открыл сёдзи и практически за шкирку втянул несчастного беженца из ада в комнату и покачал головой. - Яре-яре, я же вас оставлял в менее плачевном состоянии...
Да, изысканная бледность Шадэ не была бы замечена только очень невнимательным, равнодушным и черствым человеком, на фоне побелевшей кожи алые глаза и потеки крови смотрелись особенно гармонично. Прям-таки настоящий выходец из Ада. Или с кладбища, кому как будет ближе.
- Мацумото-сан, Хитсугайя-сан, разрешите представить вам Накитусуру-сана, - веселая, лучезарная и приветливая улыбка Киске весьма разбавляла атмосферу в комнате. Ну, еще и диссонировала с ней, но разве это было важно? - Накитсура-сан, познакомьтесь, Хитсугайя-сан, Мацумото-сан. Вы уже виделись, но вот официально представлены не были, - а вот Урахара, молодец и душка, это исправил. Торговец уселся на свое место и махнул сложенным веером: - Вы присаживайтесь, Накитсура-сан. А вам, Хитсугайя-сан, сейчас резких движений делать нельзя. Все же давайте от еще одного столкновения вы пока воздержитесь, хорошо? А то ненароком нагрянет ненужный гость, а мы пока к визиту еще одного посетителя из Ада не готовы, - Урахара тяжко вздохнул и развел руками, подчеркивая неудобство ситуации. - Вот когда все завершится, тогда и решите, провести еще один раунд или не надо.
Еще одна дружелюбная и обаятельная улыбка, когда Киске окинул взглядом всех присутствующих, готовый, если что, предотвратить резкие действия. Хотя, если подумать, на них полноценно была способна только Мацумото-сан, но Урахара верил в ее благоразумность как и в то, что она все же постарается вначале разобраться в ситуации.
- Понимаете, Мацумото-сан, Хитсугайя-сан, так уж сложилось, что Накитсура-сан - тот, кто может нам помочь разрешить ситуацию как можно быстрее. Так что если бы вы все же выслушали меня и положили меч, я был бы вам очень признателен. Давайте выпьем чая и побеседуем, я разве много прошу?

+1

164

Красноречивый ледяной взгляд, которым наградил свою подчиненную седоволосый мальчик, был благополучно проигнорирован. За столько лет знакомства и работы бок о бок у Мацумото выработался на них иммунитет. "Лучше бы "спасибо" сказали, что о Вас так заботятся, тайчо!" Эта так и не озвученная мысль заставила Рангику еле слышно хмыкнуть. Помощь седоволосый мальчик принимал с явной неохотой, наверняка мысленно проклиная все и вся за то, что он оказался в таком состоянии.
Очередной поток вопросов со стороны маленького капитана заставил Рангику мысленно усмехнуться. Сейчас Тоширо напоминал рыжеволосой шинигами чересчур рвущегося к новым знаниям ученика, тогда как Урахаре досталась роль учителя. Однако обладатель полосатой панамки даже рта не успел раскрыть для ответа. В этот момент створки сёдзе распахнулись и на пороге комнаты возник черноволосый мужчина. Мацумото уже видела его, правда мельком, когда пряталась в магазинчике Урахары от Сой Фон и ее бойцов, однако знакомы они не были. Положение скрывающейся от правосудия беглянки, в котором совсем недавно оказалась Рангику, к сожалению, не располагала к этому. А вот Тоширо явно знал внезапного посетителя, и, судя по реакции мальчика, это знакомство было не из приятных.
В большинстве своем люди вредят себе сами, идя на поводу первичных эмоций и инстинктов. Эта нехитрая истина подтвердилась в очередной раз, когда Тоширо, схватив в руку меч, внезапно вскочил на ноги, а в следующую секунду рухнул обратно.
- Тайчо! - испуганная Рангику резко подалась вперед. Теплые руки легли на сведенные судорогой боли плечи мальчика в бережной и осторожной поддержке, но уже в следующее мгновение первоначальный страх за капитана сменился яростью. "Меносы побери тебя и твое несносное стремление геройствовать, глупый мальчишка!" Импульсивность в очередной раз сыграла с Хитсугаей злую шутку.
- Лягте, тайчо, - и это вовсе не просьба. Приказ, который даже не подлежит обсуждению. - Немедленно, - в обычно мягком голосе Мацумото сейчас звенел металл. - Или я буду вынуждена связать Вас, чтобы Вы перестали дергаться и вредить самому себе. И это не пустые слова, - жестко припечатала рыжеволосая женщина. Тон, которым эти слова были сказаны, не оставлял ни малейших сомнений: если понадобится, Рангику так и поступит. А раз уж она волей случая заперта в гигае и не может применить к нему связывающее заклинание (впрочем, толку от него будет мало, Хитсугая расправился бы с ним самое большее за несколько минут), то вполне обойдется обычными веревками, а капитан может сколько душе угодно возмущаться и ругаться на нее. На то, что подобные слова было явным нарушением субординации, как и на присутствие свидетелей в лице Урахары и незнакомца, Рангику было ровным счетом наплевать.
- Проявите благоразумие, тайчо, - шепнула одними губами мальчику Мацумото, искренне надеясь, что тот прислушается к голосу разума и перестанет совершать глупости вроде попытки вскочить на ноги и, воинственно размахивая зампакто, сломя голову кидаться в заведомо проигрышный бой.
Между тем обладатель полосатой панамки представил их троих друг другу должным образом. Внимательный взгляд серо-голубых глаз рыжеволосой шинигами скользнул по лицу мужчины, отмечая неестественную бледность кожи, которая подчеркивалось темными волосами и татуировкой, спустился ниже, задержался на окровавленной правой руке, а затем вновь метнулся вверх, встречаясь с отливающим алым глазами. "Выходец Ада, значит..." В мифологиях разных народов демоны выглядят совершенно иначе. У них есть огромные рога, хвосты, раздвоенные копыта, их образ ужасен и вызывает страх пополам с отвращением. Но стоящий перед ними мужчина выглядел абсолютно нормально. Если бы не стало известно о демонической сущности их гостя, Матсумото приняла бы его за обычного генсейского жителя, разве что татуировка привлекала к себе повышенное внимание со стороны окружающих. Впрочем, сейчас трудно кого-то удивить узором на коже.
- Добрый день, Накитсура-сан, - Рангику слегка склонила голову в качестве приветствия, а на красиво очерченных губах появилась доброжелательная улыбка, адресованная втащенному торговцем в комнату мужчине. - Приятно познакомиться.
И хотя дежурная фраза, продиктованная предусмотренной этикетом вежливостью к собеседнику, прозвучала несколько неестественно в свете оказанного приема со стороны ее капитана, тем не менее, Рангику говорила искренне. Как бы то ни было, этот человек, как и сами Матсумото и Хитсугая, был гостем Урахары. Даже если он был их смертельным врагом, даже если он был причиной того, что ее капитан пребывает сейчас в таком плачевном положении, рыжеволосая шинигами из уважения и чувства благодарности к экс-капитану двенадцатого отряда не атаковала бы этого мужчину. Не под крышей давшего им приют дома, по крайней мере. Вражда враждой, а законы гостеприимства еще никто не отменял и нарушать их было верхом неприличия. Если необходимость применить силу все же возникнет, то они выберут для данной цели в другое, более подходящее для подобных действий место, а не в этот уютный гостеприимный магазинчик. Ну а пока они выпьют по чашке любезно предложенного гостеприимным хозяином чая и выслушают улыбающегося и беспечно болтающего торговца.  В том, что Урахаре есть что им сказать, у Рангику не было ни малейших сомнений. Случайно забредший к ним на огонек мужчина, сам того не подозревая, оказал им с Тоширо неоценимую помощь. По крайней мере теперь, когда выяснилось, что один из обитателей Ада находится и, судя по всему, тоже скрывается здесь, обладатель полосатой панамки будет вынужден дать хотя бы частичные ответы на интересующие их вопросы. Да и при капельке везения можно будет выудить полезную информацию от самого Накитсуры, вряд ли успевшего очень хорошо освоиться в чужом для него мире. Любую ситуацию можно повернуть себе на пользу, было бы желание, как говорится.
Атмосфера в комнате стала ощутимо напряженной, несмотря на демонстративное дружелюбие торговца. Поймав на себе взгляд Урахары, Мацумото убрала руки с плеч мальчика и демонстративно сложила их на коленях, как бы показывая, что с ее стороны попыток нападения на присоединившегося к ним мужчину не будет. Открытый конфликт сейчас - это то, что нужно им всем в самую последнюю очередь. Прежде чем вступать в бой, следует убедиться, что все другие способы оказались действительно бессильны, и выхода, кроме как обнажить и скрестить оружие, доказывая свою правоту силой, нет.
- Лично я от чая бы не отказалась, Урахара-сан, - рыжеволосая женщина как ни в чем ни бывало послала торговцу очаровательную улыбку, подхватывая его своеобразную игру и предоставляя ему, как наиболее осведомленному и лучше других разбирающемуся в ситуации, право начать новый разговор.

+4

165

Он оставил за своей спиной нездоровый ажиотаж, успев быстро притворить. Это походило на бегство, но Шадэ волновало что-то подобное меньше всего. Каждый раз, когда он задумывался о чём-то подобном, он задавался вопросом, почему с ним всегда что-то происходит. Накитсура никогда не сравнивал себя с кем-то ещё, никогда не задумывался о своих поступках, это опрометчивое поведение, наверняка должно было иметь последствия, но почему настолько глобальные?
- Тц, - скрипнул зубами Падший, позволяя втащить себя обратно в комнату. Его раздражала малолетка, чересчур рассчитывающая на него в своих планах, раздражала встреча с шинигами, которые, судя по всему, до этого момента даже не знали, что он жив, раздражал Шики со всей его Охотой... Больше всего хотелось бы забиться в какой-нибудь уголок и позволить буре пронестись у него над головой, вот только масштаб проблем не позволял этого сделать при всей его трусливости. Шадэ не был благороден и из-за угрызений совести не собирался подыхать, но этот мир действительно мог рухнуть и тогда ему будет негде остаться.
- Ты же меня знаешь, Урахара, не могу прожить ни минуты без неприятностей, - пробурчал Накитсура. Но не объяснять же! По крайней мере, не здесь и не сейчас. Его красный взгляд скользнул по мальчишке. "Идиот", - констатировал Падший, подмечая последствия героического порыва. - "Зато не потребуется времени, чтобы объяснять, почему это глупо". Как и ожидал Накитсура, он не испытывал к капитану ненависти. Просто так получилось - неудачно совпали время и место, настроения и обстоятельства. Шадэ не был обижен попыткой убить его, но он бы не позволил повторить что-то подобное.
- Я же уже сказал, что не собираюсь ни с кем сталкиваться. Он сам на меня напал, - слова, которые легко можно перевести как: "Держите этого бешенного шинигами от меня подальше, а то как бы чего не случилось". Стоило заметить, что он и не думал угрожать. - И чай я забыл у Арисавы... Сказал же, что сейчас приду-принесу... - Накитсура уселся на пол недалеко от двери, дистанцируя себя от присутствующих. "Побеседовать... посмотрим, что это будет за беседа", - не хотелось бы по второму кругу объяснять, кто он, откуда и почему так много знает о Вратах и артефактах. Такая информация, скорее всего, вызовет волну праведного гнева. С такими эмоциями можно и не принять правильного решения.
Отстраненно слушая слова Урахары и женщины шинигами ("точно, её зовут Матсумото..."), Накитсура упорно делал вид, будто происходящее не имеет к нему никакого отношения. Быть может по этому слова рыжей так сильно удивили его. Это было, как минимум, ненормально - обращаться вежливо к такому, как он. "Вероятно... она ещё не знает".
- Ага, - он кивнул ей в ответ и снова перевёл взгляд на Хитсугайю. Как ни странно, но реакция Матсумото успокоила Накитсуру. Вызвала желание разговаривать, искать контакт, объяснять. - Послушай Матсумото и Урахару. Эта железка сейчас бесполезна. Если бы я хотел убить тебя, ты бы в своем маленьком беззащитном теле ничем мне не помешал. Она бы, - Шадэ кивнул в сторону рыжей, - ничем не помогла. Он бы, - мотнул головой в сторону Урахары Накитсура, - тоже. Сколь бы сильными вы не были в облике шинигами, сейчас вы слабы, а я могу покинуть это искусственное тело, когда захочу, - кусками проскакивало бахвальство - он ни за что не покинул бы сейчас тело, прячущее его от Охоты.
- Даже если бы тебе бы повезло смертельно меня ранить, я бы не умер, - продолжил Накитсура с усмешкой. - Я не могу умереть. Я не та проблема, которую в твоих силах исправить. Тогда почему бы не воспользоваться мной для решения куда более серьезных проблем? Вполне нормальное поведение для шинигами.

+1

166

Выждав еще несколько мгновений и приподняв голову, оторвавшись взглядом от увлеченного изучения бамбукового настила пола, Тоуширо узрел замечательную картину - как добрый Урахара с улыбкой втягивает за шиворот обратно в комнату тварь, которая пыталась сбежать, видимо, испугавшись величия боевого капитана десятого отряда. Не было бы счастья... Хитсугайа раздраженно дернулся назад, скидывая с плеч руки подавшейся к нему Мацумото, и не очень аккуратно приземлился пятой точкой на пол, тихо чертыхнувшись от острой боли и держа Хьоринмару перед собой. Острие было направлено на незнакомца, недвусмысленно намекая, насколько рад встрече владелец катаны. Беловолосый шинигами, нисколько не смущаясь, просто пропустил мимо ушей как беззаботный и мало наполненный смыслом треп Киске, так и озабоченный, одновременно отдающий раздражением, бубнеж Рангику. Собственно говоря, юноша их даже не заметил. Тоуширо был сосредоточен на разглядывании заглянувшего к ним на огонек.
Вежливая беседа? Радушный прием гостя? Не смешите меня. Отомстить за свои раны тайчо, конечно, хотелось, но не слишком сильно. Оказался противник сильнее, что с того? Нужно лишь стать сильнее самому, прийти снова и победить. Здесь нет причины для злости. Но душу юноши все равно захлестывала ненависть. Ведь не только Тоуширо пострадал в бывшем штабе. Хитсугайа видел, как это существо выпивало жизнь из его подчиненных. Просто так ли, ради забавы ли, ради подпитки ли - неважно. Оно это делало, и ему это нравилось. И уже этого факта было достаточно, чтобы желание стереть тварь с лица земли, возникшее еще тогда, заново разгорелось в ледяных бирюзовых глазах шинигами. Это холодное бешенство никогда не слушало практически никаких доводов, не принимало никаких возражений, не видело никаких помех и уже готово было выплеснуться наружу, замораживая все вокруг. Но невероятным усилием воли Хитсугайа продолжил сидеть.
Хотя со стороны выглядело, будто на юношу подействовали уговоры старших шинигами, на деле он их даже не услышал. Только рассудок и тело, назойливо напоминающее о своем неподходящем для боя состоянии, удерживали Тоуширо в сидячем положении. Взгляд внимательно следил за пришедшим, оценивая, анализируя и высматривая любое агрессивное движение. Несмотря на то, что несколько часов назад гада разорвало на запчасти, сейчас он выглядел довольно бодро, только кожа была нереалистично бледной. Впрочем, эта бодрость явно была напускной. Не могло даже это существо быть настолько неуязвимо, чтобы восстановить с нуля все силы за такой короткий промежуток времени. Однако, это было лишь предположение, на деле ничего уверенно сказать было нельзя, и поэтому стоило принимать во внимание худший вариант - тварь полностью боеспособна. Прохладный голос разума в голове хладнокровно объяснил тайчо, каков будет результат атаки в данной ситуации, каковы его шансы, и что его запомнят не героем, а идиотом.
Скрипнув зубами, Тоуширо глубоко вдохнул, выдохнул и подтянул к себе ноги, усевшись по-турецки. Хьоринмару медленно опустился, упершись острием в пол, но остался обнаженным и в руках хозяина, показывая, что тайчо и близко не собирается доверять гостю. И лишь в этот момент Хитсугайа, постаравшись успокоить свое бешенство обещанием закончить начатое попозже, позволил себе слегка расслабить напряженные мышцы, отвлечься от наблюдения за существом и послушать, о чем идет разговор в комнате.
- Понимаете, Мацумото-сан, Хитсугайя-сан, так уж сложилось, что Накитсура-сан - тот, кто может нам помочь разрешить ситуацию как можно быстрее...
Нахмуренные брови ясно выразили все отношение Тоуширо к подобной помощи. Коротко покосившись на своего лейтенанта, юноша не стал никак комментировать или вообще реагировать на ее добродушие и вежливость. Твердо и прямо встретив взгляд гостя, названного Накитсурой, Хитсугайа молча прослушал монолог с обращением к нему, наполненный хвастовством и презрением к шинигами. И, хотя в пламя ненависти в душе было подкинуто немного дровишек, Тоуширо не изменился в лице, холодно процедив ответ.
- Что ж ты не порхаешь вокруг? Тебе больше нравится сидеть в этом человеческом теле, в котором ты ни капли не сильнее, например, Урахары? - проведя короткую логическую цепочку, тайчо позволил намеку на усмешку тронуть уголок губ, - Или же у тебя есть свои причины из него не вылезать? - капитан мрачно фыркнул - Может, и не убить, но твое тело и дух уничтожить возможно. Мне достаточно. И нам не требуются медвежьи услуги. Потому что я не вижу поводов тебе помогать нам искренне, или вообще быть здесь. Разве что тебе самому нужна наша помощь. - лишь на мгновение шинигами отвлекся, молча бросив выразительный вопросительный взгляд на Урахару, и сразу же вернулся к внимательному наблюдению за лицом Накитсуры, высматривая реакцию на свои предположения.

Отредактировано Hitsugaya Toushirou (2012-04-09 17:22:15)

+1

167

ООС: пост для Arisawa Tatsuki, прости меня, пожалуйста, за тормознутость!

-------> Каракура, берег реки.

Ноги сами собой весьма резво семенили по дороге, пальцы не менее резво искали в телефонной книжке нужный номер. Если уж кто и сможет уговорить Иноуэ остаться в Каракуре на подольше или, в идеале, вообще насовсем, то это только она, её лучшая подруга. По крайней мере, так Хоншо казалось. Ведь кто, как не наши лучшие друзья знают нас как облупленных? Кто как не они способны видеть в нас лучшее и, тем не менее, смеяться над худшим, хвалить за достоинства и мягко указывать на недостатки. Принимать нас такими, какие мы есть. Только наши друзья. Они не родители, которым порой застилает глаза пелена того, что их ребёнок самый лучший. И не любимые, которые до определённого момента находятся в столь окрылённом состоянии, что недостатков и негатива попросту не замечают. А друзья – а вот они всегда трезво смотрят на вещи, пусть и не без пристрастности, но им куда проще понять, что не так и что нужно сделать, чтобы было так, чем кому бы то ни было.

Листая номера телефонной книжки, Чизуру невольно задумалась, как часто она просила у Арисавы помощь. Списать на математике? Не гнать так быстро мяч на физкультуре? Не мешать ей мацать Химэ? Нет, это всё ерунда, настоящая помощь, она другая. Она требует иного и подразумевает совершенно иное. И это то, о чём он хотела попросить её сейчас.

Найдя нужный номер, девушка остановилась и перевела дух. Интересно, как сильно одноклассница будет на неё ругаться, когда узнает в чём дело? Впрочем, это было совершенно не важно, покуда Орихимэ ещё находилась в Каракуре, её нужно было тут и оставить. В конце концов, это город, которому она принадлежит. Может, это эгоистично, и не стоит вот так вот давить на Принцессу, ведь каждый делает свой выбор в жизни, и она уже сделала свой, но так не хотелось, чтобы она снова исчезла так надолго, и не звонила, не писала. Шмыгнув носом, Чизуру нажала на кнопку вызова. В трубке прозвучало три коротких гудка, после чего она услышала голос одноклассницы.

- Алло, Тацки?.. Это Хоншо, у меня к тебе важный разговор. В смысле, он не просто важный, он огро~мной важности. Где ты? А, глупый вопрос. Наверное, в школе… - девушка замерла, задумавшись, но все вопросы о том, насколько эгоистичен тот или иной её поступок, она решила отложить на потом, и громко выпалила. – Можешь уйти с оставшихся уроков? Нам лучше переговорить с глазу на глаз… - огненновласая помедлила, думая, стоит ли говорить о причине разговора, но решила, что так будет честнее по отношению к Арисаве. – Это касается Иноуэ Орихимэ.

0

168

Honsho Chizuru
да все норм! ; )

Возбудитель похотливых чувств и ощущений ушел, школьница осталась одна, думая о поцелуе, о своих перебудораженных чувствах и вообще о том, что ей угораздило развезти падшего, или кто кого развел еще большой вопрос...- Да на кой ему нужна малолетка вроде меня...но не у каждой внутри артефакт и вообще это тело только о своей выгоде...гррр...забей и не думай....сложно не думать валяясь в коробке....ээээйй люююди. - Арисава думала, что начнет выть от сумятицы творившейся у нее в мозгах, всегда проще было себя собрать, если кто-то был рядом и на ком можно было смело оторваться, не думая о своих переживаниях и о своем личном, забивая это все самое неприятное на потом как нибудь в самый угол и подальше и позахламленей на чердак. Тацки повернулась на бок и прикрыла глаза. - Спать-спать-спать-спать-спать....ыыы...еще хочу...класный был поцелуй...да заткнись и спи уже... - Самоубеждение не помогало, адреналин шнырял в мозг и обратно, укутавшись с головой Тацки провалилась в дрему.
Очнулась девочка от того, что ее телефон надрывался на другом конце комнаты.
- Да кто звонит в такой час!! - Бухтела злая спросонья школьница, голова как в тумане отзывалась болью, нуждаясь в кофеине. «Который час и сколько, кстати, я проспала...» Девушка поняла, что совсем не ориентируется во времени. - Да иду-иду! -Хмурое шлепанье по полу, сползшая с плеча простынка, в которую она куталась, взъерошенный ежик на башке, заспанные глаза смотрелись пугающе.
- Моси-моси. - Хриплым голосом отозвалась Тацки в трубке. - Только тебя мне и хотелось слышать в последние дни. - Бурчала школьница, не стараясь контролировать свои слова. – Важный, это какой? Ты же знаешь, я не участвую в твоих извращенских фантазиях, сколько тебе это говорить и откуда мой номер у тебя взялся, не помню, чтобы тебе его давала. - Тацки шлепала обратно к футону, одной рукой придерживая край простынки. - Я не в школе. – «Она не знает о том, что там произошло утром...прогуульщица, но так даже и лучше, значит с ней все в порядке.» - Тацки уже хотела бросить трубку, садясь обратно на футон, но Хоншо назвала причину своего разговора. Зрачки Арисавы расширились, а взгляд затем ожесточился.
- Надеюсь, ты не шутишь, - сдержанно процедила школьница. - Я в магазине Урахары, в комнате, как зайдешь в зал налево, первая дверь. - Тацки отключилась. Она не заметила, как кулаки с силой сжали пристынь, от кого-кого а от Чизуру подобного разговора она не ожидала.  – «Если она шутит, она об этом пожалеет.» - Арисава оглядела себя - вся измазанная в странных кровавых узорах, перебинтованная в еле стягивающихся рваных порезах, синяках, ссадинах, сидела полуголая в простынке. В комнате разбросаны ее вещи, поднос с грязной посудой.
- Н-да....

+1

169

Matsumoto Rangiku
Nakitsura Shade
Hitsugaya Toushirou

Будем откровенны, хоть иногда: Кмске не строил иллюзий касательно Шадэ. ну, то есть не считал его невинной овечкой и практически воплощением Далай-Ламы, стремящимся достичь мира во всем мире, который не в состоянии обидеть ни букашку, ни травинку. Не считал он его и полным благородства, смелости, бескорыстия и альтруизма. В первую очередь Шадэ беспокоился о себе, особенно сейчас, и, в общем-то, Киске его вполне мог понять. Эти собаки, знаете ли, твари весьма серьезные. Так что Урахара не сомневался, если бы Шадэ самому не требовалась помощь, то он бы уже давно исчез из города. А так, от возвращения мечей беглец, можно сказать, чуть подправит свою карму. Ну а вот почему Киске ему решил помочь, а не сдал уважаемому посланнику сразу, то тут было множество причин. Например, та, что Шадэ мог в прямом смысле слова спасти двоих детей, почему-то Урахара сомневался, что уважаемый Хинееари вообще бы озаботился таким вопросом. Вся прелесть была в том, что, когда Шадэ получит желаемое очищение, он станет уязвимым, потеряв свою адскую сущность. И вот тогда он станет еще более зависим от торговца, а сам Киске получит уникальную возможность получить информацию для исследования редчайшего случая... Да, любопытство ученого тоже входило в то самое множество причин.
- Как хорошо, что вы все-таки решили выслушать меня! - Улыбка Киске сияла не хуже лампочки, его беспечность словно и не замечала не самой здоровой атмосферы в комнате. Хитсугайя-сан, конечно, сильный и замечательный капитан, обладающий логикой и умом, но слишком уж он категоричный. Ничего, этот недостаток молодости пройдет с возрастом. Если уж подходить с такой меркой, то Урахара должен был бы весьма не любить Готэй, и уж точно не давать приюта всяким раненым шинигами. В дверь осторожно поскреблись, это Уруру, поклонившись, принесла чай, потом незаметно растворилась. Умничка и сокровище, а не девочка. - Вы угощайтесь, чай у меня замечательный!
Урахара налил напиток всем присутсвующим, как положено радушному хозяину, а потом продолжил.
- На чем я остановился... ах да, мечи. Или я про них не говорил? - Киске задумчиво попялился в потолок, почесал сложенным веером под панамкой и с виноватой улыбкой развел руками: - Ну, значит повторю, вы уж извините.  Эти силы называют еще мечами, потому что именно так они реализуются, когда находят себе носителей. Вот, важный момент - эти силы требуют для себя вместилища. Кого-нибудь живого, и подчиняют его себе. В любом случае, вне зависимости от силы носителя, - как-то плавно беспечность из голоса Киске исчезла, уступив место серьезности. Да, торговец мог и таким быть. - А подчинив, они начинают искать встречи друг с другом, чтобы сразиться.
Аккуратный глоток, маленькая пауза, чтобы Тоширо-сан представил себе масштаб сражения, ему это должно быть не сложно. Мацумото-сан или додумает, или уточнит, как уж пожелает.
- Сейчас эти мечи в телах дух школьников, мы развели их подальше друг от друга, чтобы снизить скорость воздействия.    Накитсура-сан как раз может достать мечи и поместить их в новый носитель, который мы потом отдадим обратно в Ад. Как видите, план незамысловат и прост, все, что осталось, это подготовить детали.
Да, такие, совсем несложные детальки, детский сад практически - сделать носитель для артефактов, придумать, что сделать, чтобы  владелец собак их не убил, ну и уговорить Сой Фон подождать с карой на лохматую голову Шадэ.

+1

170

Для Arisawa Tatsuki

- А я безмерно рада слышать твой голос! – парировала Чизуру, отмечая про себя, что её одноклассница либо надрывалась, когда болела на трибуне за бейсбольную команду, либо простыла, голос у неё слегка хрипел, впрочем, такой боевой девушке-пацанке, как Арисава, это даже шло. Хотя речь сейчас шла вовсе не о ней. «Очень жаль, а я ведь я на днях присмотрела один красный латексный костюм, он очень подойдёт к твоей горячей натуре и подчеркнёт все самые выдающиеся места. Мы снимем хоум-видео и будем устраивать закрытый показ для похотливых первогодков за 1000 йен», - весь сарказм Хоншо предпочла оставить при себе. Тем более что красный латексный костюм в её фантазиях предназначался не для Тацки, а закрытые показы с рыжей пышногрудой звездой в главной роли стоили бы в три раза дороже, как минимум. Впрочем, времени на съёмки не было, звезда могла не сейчас, так через час исчезнуть в неизвестном направлении так же внезапно, как и появилась.

- Не в школе? Это даже лучше… - «Наверное, всё-таки заболела», сделала про себя вывод девушка, и уже было собралась сказать, что скоро подойдёт к её дому, как услышала инструкции брюнетки. «Магазин Урахары? Странное место, чтобы болеть, чай там не лазарет для бедных каракурских школьников?» - Какие уж тут шутки, скоро буду, – отключившись, девушка положила мобильный телефон обратно в карман ветровки. Было уже не так холодно, как рано утром, когда она вышла купить себе мороженого, но огненновласая всё равно куталась в верхнюю одежду. Возможно, это была психологическая попытка создать барьер, чтобы сдержать свои эмоции внутри, хотя они рвались наружу, раздирали изнутри грудь. И как взрослые умудряются быть такими спокойными и сдержанными? Ведь наверняка у них внутри тоже бушуют ураганы, но ради своих детей и внешнего вида, они тренируют выдержку и терпение, - те две вещи, которые, как казалось самой Чизуру, ей никогда не будут удаваться. Потому что она привыкла если плакать, то навзрыд, если смеяться, то громко, чтобы все слышали и все знали.

«Магазин Урахары – это, случайно, не та небольшая лавочка в подворотне? - Хоншо доводилось несколько раз проходить мимо него, но внутрь она никогда не заглядывала. Нужды не было заходить в сомнительные заведения, ведь все продукты они с семьёй покупали в супермаркете рядом с домом. – Всё же, очень интересно, что она там забыла». Насупившись, девушка быстро прошла пару кварталов и оказалась на месте назначения. Открывала дверь она с опаской, ведь если в магазине был владелец или продавец, то как она объяснит, что ей нужно в одну из внутренних комнат? Ведь незнакомым людям вход на личную территорию запрещён. Но Чизуру повезло, внутри никого не было, поэтому, собравшись с духом и стараясь делать как можно меньше шума, девушка осторожно, но так быстро, как только могла, пробралась мимо прилавков к двери, которую назвала ей Тацки.

- Фух, ты здесь, привет. Я уж было решила, что это розыгрыш, - затароторила девушка, прикрывая за собой дверь. – Что ты забыла в таком месте, как э… Э? – взгляд Чизуру замер на однокласснице, глаза расширились от удивления. Тацки явно не болела, это было куда похуже обычной простуды. – С тобой всё в порядке? Хотя нет, какое к чёрту в порядке. Что болит? Тебя удерживают здесь насильно? – нервно поправляя очки, не унималась огненновласая, подбегая к Арисаве и опускаясь рядом с её футоном на колени. – Тебе помочь выбраться? Ой, я так шумлю, я же привлекаю внимание, - девушка зажала себе рот ладонью, она была напугана и удивлена. И уже не знала, какая тема важнее, то, что Химэ здесь, или то, кто так зверски избил Тацки. Наверняка, это была кучка амбалов, разукрасить такую красоту, как Арисава, это надо постараться. Девушка выглядела несколько дико, но взгляд её горел, вряд ли подобная неудача способна сломить её, но почему она, чёрт возьми, отлёживается в магазине, а не в больнице?

Отредактировано Honsho Chizuru (2012-04-28 07:39:43)

+1


Вы здесь » Bleach World » Магазин Урахары » Комнаты