Bleach World

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach World » Flashback » Если наступит завтра


Если наступит завтра

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Дата: 100 лет тому назад
Место: заброшенный дом в пригороде Каракуры
Действующие лица: Урахара Киске, Шихоин Йоруичи, Саругаки Хиори, Хирако Шинджи
Внешний вид персонажей: все, кроме Йоруичи, в гигаях. Урахара одет практически как в настоящем, разве что без панамки.

0

2

Пейзаж за окном не вдохновлял, скорее, наоборот, медленно подкрадывающиеся сумерки навевали мысли об отдыхе и сне. Киске устало потер виски и отвернулся от окна, еще раз с некоторой надеждой посмотрел на закрытую дверь, за которой лежали гигаи с пострадавшими капитанами и лейтенантами. Теперь остается только ждать, эти оболочки должны стабилизировать состояние, помочь удержать душе форму, прежде чем попавшие  в ход эксперимента смогут научиться справляться с тем, кем они стали. И такое затишье казалось внезапным, особенно после напряженности последних дней, казалось, что Киске должен делать что-то еще, что он не может сидеть просто так… Однако же так и было, даже капитанам требуется отдых. Двадцать гигаев за десять часов, по два на каждый, и это отвратительное, мешающее чувство, что он может не успеть. Главное было ему не поддаться. Требовалась точность и внимательность, и такие вот чувства были совершенно не нужны.
Так что когда Урахара наконец завершил последний гигай и покинул комнату, оказалось, что пока ему делать совершенно нечего. Защитный купол, установленный Тессаем, надежно хранил беглецов. При мысли о своих… соратниках Урахара заметно помрачнел. Честно сказать, Киске ощущал себя в какой-то мере виноватым в том, что произошло, ведь он не сумел сразу справится и остановить процесс превращения в Пустых. И Айзена. Не смог доказать, что был прав и невиновен! Теперь ему придется исправить эту ошибку, и не важно, сколько лет на это уйдет.
Бывший капитан двенадцатого отряда посмотрел на пустую тарелку. Оказывается, он успел что-то зажевать, правда, что именно, Урахара так и не смог вспомнить. Определенно, оно было питательно и съедобно. Ну и ладно. Сейчас надо дождаться, когда кто-нибудь из лежащих за той дверью придет в себя, убедиться, что все идет как надо… Да, не смотря на все свои знания, Урахара волновался за результат. И, что уж таить, больше всех его волновало состояние двух шинигами… двух бывших шинигами. Теперь они стали кем-то иным. Киске отнес тарелку на покосившийся стол, и потом уселся на диван, какой смысл бродить туда-сюда по комнате? Хотя тогда глаза меньше слипаются. Он еще немного посидит, и тогда поднимется, надо же дождаться результата, рассказать все о случившемся, узнать, что они помнят… и все рассказать, обязательно… Урахара зевнул. Потер глаза. С другой стороны, немного отдохнуть можно, чтобы хоть чуть-чуть восстановить силы. Но совсем немного. Совсем. Минут двадцать. Или тридцать… Киске и сам не заметил, как провалился в тревожную и липкую дрему.
И не ясно, то ли этот визитер хотел разбудить Урахару, то ли сон экс-капитана оказался таким чутким, но относительный покой блодина был нарушен. Киске открыл глаза и улыбнулся:
- Йоруичи-сан! Рад вас видеть, - обычное приветствие, обычные слова, это было так привычно… И немного рассеянная улыбка. - Заснул… Хорошо, что разбудили, - Киске обнаружил, что еще и умудрился заснуть в какой-то странной позе, потянулся, разминая мышцы, и тут же встревожено посмотрел на дверь той самой комнаты: - Никто не очнулся?

+3

3

Говорят, иногда полезно проявлять цинизм, но временами это просто необходимо. А еще нужно быть жесткой и делать вещи, за которые тебя даже могут возненавидеть. Как бы жестоко это не звучало, но пока ничего нельзя было изменить. Йоруичи никогда еще не чувтвовала себя такой слабой. Будучи капитаном быстро отвыкаешь от ощущения беспомощности. А сейчас они все были такими вымотавшимися за последние суматошные дни -  усталось, немного сожаления, но чувство правильности сделаного выбора.
На улице было темно и пусто. Впереди лишь серые стены и пустые глазницы окон, забитые, для сохранности стекол. Йоруичи подняла голову вверх и посмотрела на серое небо. Она боялась именно этого - разбитого прошлого, растоптанного, смешанного с пылью, никому не нужного. "Что же мы сделали?" Все ради чего она сражалась, не имело больше смысла, однако, кошка ощущала какое-то странное безразличие. Она не мучилась больше сомнениями, решение было принято еще тогда. "Просто очередные перемены в жизни."
Самое трудное в этой жизни – жить. Сейчас Йоруичи бы еще добавила к этой фразе – жить, несмотря ни на что. Продолжать движение, когда хочется остановиться, сохранять спокойствие, когда хочется кричать, оставаться лидером, когда все о чем можешь думать, так это о прошлой жизни, с которой пришлось распрощаться.
Не было сожалений. Лишь тонкие нити грусти небрежно стягивали сердце. Йоруичи закрыла глаза, опустив голову. "Сой Фон." Она желала этой девочке лучшей жизни. Принцесса Шихоуин знала, что она справится, она сильная. Она сможет встать на ноги и двигаться к новой цели –  все же она была ее лучшей ученицей. Печальная полуулыбка тронула губы. "Прости, Сой Фон.." Движение к цели обостряет чувства и отнимает мысли. Может быть оно заставит умолкнуть и воспоминания.
Дверь распахнулась с тихим скрипом. Теперь нужно было продолжать жить. Жить, отказавшись от всех надежд и иллюзий. Пытаясь спрятаться, скрыться, уйти, убежать, не знать, не думать, не слышать.. Мир никогда не был благосклонен, но обреченные на бегство шинигами почему-то упорно продолжали сражаться за него. Хотя, если быть честными с собой, они сражались не за мир – они зубами выгрызали свое право на будущее. Пальцы сжимаются в кулак, а ноги делают шаг через порог. Теперь это их жизнь, их настоящее.
- Доброе утро, Киске.
И не важно, что сейчас вечер, привычная улыбка стирает остатки уныния с лица. Достаточно и мрачных стен, в которых они оказались, где стоит лишь сделать шаг на встечу отчаянию и выкарабкаться уже будет не просто – липкая безнадежность. Она словно болото засасывает души тех, чья жизнь висит на волоске.
- В городе тихо. Если нас и ищут, то вероятно не здесь,- голос звучал просто и непринужденно, как будто разговор шел о чем-то повседневном. Все переживания были  наглухо заперты глубоко внутри. Йоруичи бросила короткий взгляд в сторону, где была комната, с находящимися в ней пострадавшими шинигами. - Я не уверена. Идем, посмотрим вместе.

Отредактировано Shihouin Yoruichi (2011-12-13 22:09:15)

+5

4

"Hа то особый отдел,
Hа то особый pежим,
Hа то особый pезон".

Темнота. Беспросветная, пульсирующая, сжимающая в свои тиски, не дающая дышать. Судорога души, агония сознания. Невидимый яд проникает в мысли, притупляет все ощущения, что в какой-то момент перестаешь окончательно осознавать себя с благодарностью проваливаясь в неведение и незнание. Плыть по темным водам темноты. Тишина. Безмолвие. В небе над головой, если это конечно небо, разгорается неспешно холодный серебристый свет полумесяца. Луна стремительно пребывает выходя из тени, а потом замирает достигая своего пика. Ровная серебристая монета. Гладкая. Идеальная. Почему-то пугающая. С осознанием первого ясного и четкого чувства - неосознанного животного страха, возвращаются и все прочие ощущения: холод сковавший руки и ноги, совсем онемевшие пальцы и пульсирующая тонкая боль в висках. Болезненными становятся каждый вдох и выдох; во рту металлический кислый привкус.
Луна в беззвездном небе дрогнула, словно в ответ на все эти ощущения, сжалась с двух боков, теряя свою идеальную форму окружности, вытягиваясь к низу и становясь на какой-то момент похожей на каплю которая стремится упасть вниз.
Темные воды срываются вниз, превращаясь в новую пропасть. Бесконечное падение вниз. Следом, догоняя и настигая, мчится блеклая светлая тень, оскалившая пасть, сверкнувшая безумным золотом глаз.
Не уйти. Не сбежать. Не спастись.
Разум взвился вверх, во тьму, в сумасшедшем прыжке дикой боли. Внезапное ощущение головокружения, задержка дыхания и боль, огненным обручем сдавившая сердце и постепенно разлившаяся по всему телу. В висках пульсирует одно единственное желание - чтобы это закончилось. Когда-нибудь...

Холод и слабость. Такая омерзительная и тошнотворная слабость, что хочется снова провалиться в беспамятство; не находится ни капли сил, чтобы открыть глаза. Но онемевшая рука настойчиво требует перемены положения. Судорожный неглубокий вдох, найти ладонью опору из прохладного пола и единым, словно последним, усилием приподняться, чтобы перевернуться на спину. Мысли путаются, память отказывается подсказывать что произошло. Веки тяжелые, а перед глазами расплываются очертания потолка. Неизвестного потолка. И тишина... Почему-то первое, что становится самым страшным и неопознанным - это тишина. Вакуумная, звонкая, поглотившая все громкие звуки, растворившая в себе не существующие голоса. Такого никогда не было. Это неправильно, это незнакомо, это...
Тупая боль под ребрами спровоцировала на судорожный хриплый вдох. Незначительный поворот головы стоит огромных усилий, а перед глазами всё так расплывается, что нет возможности увидеть то, что лишь едва ощутимо по призрачным отголоскам духовной силы.
Туманные огни далеких звезд, темный силуэт леса, горящий ненавистью, жаждой и голодом взгляд. События минувшего собирались воедино, словно пазл; деталь за деталью.
- Где, - Зажмуриться, словно это потом даст сил увидеть всё более четко, пару раз моргнуть, в надежде увидеть что-то более явственно и четко; снова перевернувшись на бок, приподняться на локте, с  болью сглотнуть, - ..я..

+2

5

Их две улыбки чем-то похожи. Наверное, тем, что и Киске, и Шихоуин старательно делают  хорошую мину при плохой игре, они оба, всему вопреки, будут заставлять себя смотреть в будущее без страха. Пусть оно и пугает. Да, Урахара не строил иллюзий, что все самое сложное – позади, и дальше будут исключительно розовые лепестки и радуга. О нет, пожалуй, все самое сложное только начинается. Выстроить жизнь заново, на обломках прошлого. Но если позволить себе поддаться страху и неуверенности, то эту битву можно считать проигранной, а в последнее время поражений было слишком много, хватит. Хотя, наверное, будь Киске один, он бы поддался соблазну пожалеть себя и посетовать на вселенскую несправедливость, однако…
- Скорее уж вечер, Йоруичи-сан.
Не бог весть какая шутка, но зато можно добавить в улыбку веселье. Наверняка Шихоуин поняла бы неуверенность и страх Урахары, и поддержала бы, но она и так уже сделала слишком много, чтобы Киске взваливал на нее еще и это! Нет. Он уже давно равен ей, он тоже капитан, и не имеет права раскисать. Просто Киске знает, что он не один, и этого уже достаточно. А еще он точно знает – Йоруичи тоже нелегко и тяжело, может быть, она даже боится, пусть никогда в этом не признается, и потому ей тоже надо знать, что рядом есть человек, готовый поддержать. Наверное, просто понимание этого факта может сделать их сильнее, и когда-нибудь, через много лет, сидя на веранде и потягивая саке, они смогут вспомнить о переживаниях этих дней… Ну а для этого надо выстроить эту веранду, чтобы было где говорить.
- Я уверен в Тессай-сане, если уж он сказал, что купол надежный, значит, так и есть, -  Урахара встал с неудобного, но притягательного диванчика, пару раз покрутил головой, окончательно прогоняя туман тяжелого сна. – Эх, не успел я никакую систему наблюдения сделать, она бы оповестила…
Последнее относилось к гигаям. Еще один страх – что не получилось, не успел, не смог… В лаборатории бы каждый пострадавший был бы опутан сетью датчиков, фиксирующих малейшие изменения,  а Маюри бы с восторгом вглядывался в цифры и графики, ведя наблюдения. Сейчас остается визуальный осмотр, но, наверное, он и самый правильный. Урахара подошел к двери и взялся за ручку, улыбнулся Шихоуин, пусть в глазах отразилась тревога:
- Пойдем. Надо проверить их состояние.
В комнате полумрак, чтобы свет не резанул по открывшимся глазам. Грудь лежащих мерно вздымается – дыхание есть, они спят, все так, как и должно быть, но Урахара отметил это мимоходом. Потому что одна фигурка шевелится, напоминает сломанную куклу… ксо, нашел тоже время для сравнений!
- Саругаки-сан! – Киске склонился над своим лейтенантом, говоря громким шепотом, быстро коснулся пальцами лба, потом шеи, проверяя пульс.  – Как вы? Подождите, сейчас я вынесу вас отсюда.
Ух, несомненно, была бы Хиори в форме, она бы постаралась неоднократно врезать за такое обращение, еще бы и наорала хорошенько. Но вот не оставлять же ее здесь, пока лейтенант не сможет пойти, проще и эффективнее перенести на руках… тем более, что она совеем не тяжелая.
- Йоруичи-сан, посмотрите, как остальные, - попросил Киске, выходя из комнаты. Просто он не мог уже бросить Хиори, а с ней делать быстрый осмотр было бы весьма неудобно. Лейтенанта Урахара устроил на том самом диванчике, где сам недавно спал, заботливо положил под голову подушку.
- Все хорошо, Саругаки-сан, не напрягайтесь, лежите спокойно… Что-нибудь хотите? Воды? Можете говорить?

Отредактировано Kisuke Urahara (2012-03-11 17:47:38)

+1


Вы здесь » Bleach World » Flashback » Если наступит завтра